Пятница, 20.10.2017, 02:46
Приветствую Вас Гость | RSS

  ФЕНИКС литературный клуб


Категории раздела
alaks
amorenibis
Элла Аляутдинова
Арон 30 Sеребренников
Вячеслав Анчугин
Юлия Белкина
Сергей Беляев
Борис Борзенков
Марина Брыкалова
Ольга Вихорева
Геннадий Гаврилов
Сергей Гамаюнов (Черкесский)
Алексей Гордеев
Николай Данильченко
Артем Джай
Сергей Дорохин
Маргарита Ерёменко
Яков Есепкин
Андрей Ефимов
Елена Журова
Ирина Зайкова
Татьяна Игнашова
Борис Иоселевич
Елена Казеева
Марина Калмыкова
Татьяна Калмыкова
Виктор Камеристый
Ирина Капорова
Фёдор Квашнин
Надежда Кизеева
Юрий Киркилевич
Екатерина Климакова
Олег Кодочигов
Александр Колосов
Константин Комаров
Евгений Кравкль
Илья Криштул
Сергей Лариков
Джон Маверик
Антон Макуни
Александра Малыгина
Зинаида Маркина
Ян Мещерягин
Нарбут
Алена Новак
Николай Павленко
Анатолий Павловский
Павел Панов
Иван Петренко
Алексей Петровский
Татьяна Пильтяева
Николай Покидышев
Владимир Потоцкий
Елена Птицына
Виталий Пуханов
Евгений Рыбаков
Иван Рябов
Денис Саразинский
Роман Сафин
Иван Селёдкин
Тихон Скорбящий
Елена Соборнова
Елена Сыч
Константин Уваров
Владимир Усачёв
Алексей Федотов
Нара Фоминская
Луиза Цхакая
Петр Черников
Сергей Черномордик
Виктор Шамонин (Версенев)
Ирина Шляпникова
Эдуард Шумахер
Поиск
Случайное фото
Блоги







Полезные ссылки





Праздники сегодня и завтра

Права
Все права на опубликованные произведения принадлежат их авторам. Нарушение авторских прав преследуется по Закону. Всю полноту ответственности за опубликованную на сайте информацию несут авторы.

Стихи и проза

Главная » Стихи и проза » Авторские страницы (вне сообществ) » Павел Панов
Павел Панов

Праздник медведя-7

А наверху уже начали сгущаться сумерки, и небеса полыхали закатным заревом, и погоня затихла как-то сама по себе.
  - Да где он?
 - А хрен его знает!
 - Ты за кем бежал?
 - Я? За тобой. А ты за кем?
 - Тьфу, блин… А я думал – ты его видишь!
 - Господа менты! Ночуем здесь или летим на базу? – вежливо поинтересовался командир вертолета.   
 - Конечно, на базу! Какая тут ночевка – ты медведицу с медвежатами видел? А ведь она вернется!
 - Да, конечно, летим. Кстати, а где девка?
 - Динарочка! Ау! Товарищ корреспондент!
 - Слушайте, а, может, он ее в заложницы взял? А? – спросил капитан Зыков и обвел всех взглядом. 
 - Ну, так уж сразу – в заложницы…
 - Тогда где она? 
       И они снова кричали, стреляли, пускали сигнальные ракеты. Но тихо было в лесу, даже птицы замолкли испуганно.
  - Ладно, летим на базу! Завтра возвращаемся и продолжаем поиски! – решил Зыков. – Собаку возьмем! Что же вы раньше не подумали?
     Народ молчал.
  - А что мы можем? И не смотрите на меня так, я не имею право рисковать жизнями остальных, вашими жизнями… даже браконьерскими… да она же самовольно ушла, покинула борт воздушного судна! Все слышали, как я ей запрещал это делать? – взорвался Зыков.
  - Ну… было.
  - Вроде…да.
  - Тогда летим! – И вертолет ушел в красные, расплавленные, как в аду, облака.

           А потом Динара открыла глаза. Горела свеча, полыхала печурка, рядом с ней сидел коротко стриженный смуглый парень – Кеша Уркочан. От неожиданности Динара попыталась отползти к стене, натянуть на себя старое одеяло.
   - Ай! – вырывалось у нее.
   - У!  Угу! – заухал этот Маугли, подражая филину.
   - Ты чего? – испугалась Динара.
   - Чего-чего… Живу я здесь, вот чего! – сказал насмешливо Кеша.
   - Ты кто?
  - А то ты не знаешь! Сама же пять часов назад кричала: «Маугли, стой, негодяй!»
 - А ты, типа, хороший, да? – попыталась наладить контакт Динара.
  - Ладно, попробуй встать. Сильно ушиблась-то? Затылком, однако… Не болит? Тогда вставай, чай пить будем. 
  - Откуда у тебя здесь чай? – удивилась Динара.
  - Это землянка моего отца. По наследству мне досталась. Здесь много чего есть. А главное, про ее никто не знает. Даже Зыков, даже вертолетчики, - ответил гордо Кеша.
   - А как же тебя нашли, Маугли? – спросила Динара насмешливо.
   - Это я им сам показался, вышел на поляну, помаячил. Пусть знают! Найдут, да не поймают. Ты лучше о себе подумай. Ты из Москвы?
   - Да. Как ты догадался? – снисходительно спросила журналистка.
   - У нас таких нет. В смысле, ты похожа на корячку, только… слишком холеная, - честно сказал Кеша.
   - У меня отец узбек. Азия-с. Богатый человек. А что касается холености… здесь это, я думаю, за день пройдет. У тебя мыло-то хоть есть?
   - У меня все здесь есть. Даже свобода. Вон там, на полочке мыло. И зубная паста… И даже сегодня суп из куропатки с лапшой есть! – гордо сказал Кеша.
   - Ух ты!
   - Проголодалась?
   - Еще как!
   - Ну погоди пока с чаем-то… Сейчас налью супчика. Хлеба вот только нет. Но есть сухари, - рассказывал Кеша, ловко орудуя в тесной землянке. – У меня здесь удобно, все под рукой…
  - Ты и куропатку, наверное, руками ловил? – спросила Динара, наворачивая супчик.
   - Зачем руками? Стрелой бью. Из лука. Я же Маугли., - усмехнулся Кеша.
   - А Зыков говорил, что у тебя оружие есть, автомат…
   - Откуда я его возьму? У охранника на зоне? – удивился Кеша, а потом понял. – А-а… это он свои сказки продолжает рассказывать. Мол, я отобрал у него автомат, убил дядьку Тутышкина, а потом сбежал…
   - А что не так, что ли? – перестав есть, спросила Динара.
   - Ты мне, девушка, не прокурор! Зачем тебе все это знать?
   - А с прокурором-то я как раз общалась… С самым главным в вашем крае. Очень интересуется, как все было на самом деле, - как бы невзначай обронила Динара.
         Кеша отмолчался. 
   - Ладно, завтра они вернутся за мной, а там посмотрим, как все получится! – вздохнула примирительно Динара.
  - Никто сюда не вернется ни завтра, ни послезавтра. Циклон подошел. Слышишь, дождь стучит по крыше? Перевал закрыт, не пройдет «вертушка», - ответил Кеша невозмутимо.

    Дождь, и правда, барабанил по крыше землянки. Намокли за окном гигантские заросли папоротника и шеломайника. От порывов ветра надувалась и хлопала полиэтиленовая пленка на окошке, прибитая вместо стекла. Трепетало пламя свечи. Молчание стало тягостным.
    - Вот… Ты когда бежала, свой магнитофон уронила. Я потом нашел, подобрал. Может, музыку послушаем? – спросил осторожно Кеша.
    - О! Спасибо! Сейчас посмотрим, что там за музыка записалась, - засмеялась Динара.
    Она отмотала пленку, включила диктофон. Они сидели и молча слушали, как Зыков готовит охоту на Маугли, на него – убийцу и преступника Уркочана, но сам Кеша почему-то сидел спокойно,  его смуглое нервное лицо на этот раз было невозмутимо.
   - Бежать тебе надо, Иннокентий! Поймают они тебя. Убийство человека… к тому же – госчиновника… похищение оружия… - не выдержала Динара и внимательно посмотрела на Кешу.
   - Нет, не побегу. Они же не ловить меня будут, они придут меня убивать. Потому что это я один знаю, что дядьку Тутышкина положил из автомата сам Зыков. Палил, гад, с перепугу… А автомат он в протоку выбросил, он там сейчас и лежит, я нырял, проверял.
- Ты ничего не докажешь! – тихо сказала Динара.
- А я, однако, ничего доказывать и не собираюсь. Они будут убивать меня, а я их. Мы все умрем, но кто-то раньше! – спокойно ответил Кеша, подбросил в печурку дровишки, и красные всполохи заплясали на его лице.
- Кеша! Честно говоря, очень хочется спать! – вдруг решительно заявила Динара. – Завтра закончим этот философский спор о жизни и смерти. Давай, я лягу на полу…
  - Нет, ты вот здесь, ближе к печке ляжешь на нарах, а на полу я, у меня есть олений кукуль. Утром буду как настоящий коряк, весь в шерсти, - решительно объявил Кеша.
 - Весь в шерсти? – развеселилась Динара. – Ну, уговорил! Мне очень хочется посмотреть это фрик-шоу!
 - Фрик… что? Ты фрикаделек хочешь? – не понял Кеша. – Я мясо завтра добуду, а вот мясорубки-то нет… Но я ножом мелко-мелко порежу, сделаю тебе фрикадельки. Черемшу добавлю, дикий лук, будет вкусно!
- Ладно, Кеша, проехали. Это шутка была. Дурацкая. Давай спать.
- Давай, однако! Я и сам чтой-то притомился,  сейчас усну, не долетая до подушки, - засмеялся Кеша. – А подушки-то у меня и нет.
 - Это как? Не долетая до подушки? Ну-ка попробуем! Бэм-с – хр-р-р – бух!
 - Нет, не так! Храпеть не надо! Бэм-с – чмок-чмок – бух!
  А дождь все барабанил и барабанил по крыше землянки.

    Утром туман лег такой, что и в десятке метров деревья стояли как приведения, скрючив корявые лапы.
   - У-а – хайя! – попробовал голос Кеша, но звуки увязли в сотне метров.
   - Боже, как под водой! – сказала Динара. – Я ныряла с аквалангом на Кипре, так там… - начала было Динара, но,  видя, что Кеша смотрит на нее удивленно, замолкла.
  - Пойдем, однако, на рып-палку, жен-сина! – сказал Кеша с ужасным корякским акцентом. – Чавычу острогой бить пут-тем!
    Река бурлила на перекате, там шла на нерест, прыгая вверх по камням, красная рыба.
     - Вот она, вот! – закричала в восторге Динара. – Лови ее!
    - Нет, однако. Коряк ноги мочить не будет. Вот здесь, в тихой заводи, мы добудем чавычу!
     Динара стала тоже вглядываться в воду, азарт добытчицы уже завладел ею.
   - Здесь плохое место, Кеша! Вон, видишь, на дне бревно лежит, ты за него своим трезубцем зацепишься - и все… - прошептала Кешке на ухо Динара.
  - Это не трезубец, а острога! – шепнул в ответ Кеша. – А вон то – не бревно, это чавыча отдыхает. Видишь – плавниками шевелит! – И Кеша резко ударил острогой.
    Огромная, серебристая, тугая чавыча билась на остроге, и Кеша с трудом удерживал ее, оскальзываясь на сыром берегу.
  - Пособи! – крикнул он Динаре, и та схватилась за древко. А Кеша тут же прыгнул в воду, и она увидела только  брызги,  мелькание огромного хвоста… вот появилась мокрая кешкина голова…  вот он взмахнул рукой, в которой  зажат нож… и опять забурлила вода… рыба сильно дернулась… Динара оскользнулась и сорвалась вниз в этот ледяной бурлящий котел. И уже через секунду Кеша выбирался на берег, держа под мышкой Динару,  другой рукой, под жабры, он с трудом удерживал огромную, до сих пор еще вздрагивающую,  рыбину. Чавыча разевала пасть и злобно смотрела на Динару потухающим глазом.
 - Ч-черт! Что это было? – выдохнула изумленно Динара. – Это называется «коряк не будут ноги мочить»?
- Килограмм  шестнадцать будет! То есть, пуд! – сказал гордо Кеша, пытаясь поднять рыбину во всю длину. Наконец, ему это удается и, хотя хвост чавычи волочился по траве, Кеша, шатаясь,  держал ее на вытянутых руках.
 - Вот! Теперь ты моя! – сказал он, глядя на Динару.
    - Кто?! – ошарашено спросила она.
   - Чавыча, конечно! – кивнул на зубастую пасть хитрый коряк.

       Потом они жарили шашлыки из чавычи на углях. От равномерного жара сочные куски лосося покрывались золотистой корочкой, Динара, жмурясь от удовольствия, стягивала их зубами с ивовых прутиков.
  - М-м-м! К такой-то рыбке да еще бы вина! – сказала она мечтательно.
  - Вино магазинное закончилось, однако. Есть корякские… деликатесы, - невозмутимо ответил Кеша.
 - Мухоморы, что ли? Мухоморы не буду! – возмущенно сказала Динара.
 - Зачем мухоморы? Брага, настоенная на сладкой жимолости. А мухоморы коряки не жуют. Нет, бывает, конечно, когда коряк в город поедет и в панки запишется… или в готы… А так – нет, плохой гриб.
 - Ишь ты! – медленно сказала Динара, рассматривая его невозмутимое бронзовое лицо. – Ну, давай свое таежное вино, вождь!
    Кеша быстро сбегал в землянку и вернулся с бутылкой причудливой формы.
 - На прибойке нашел прошлым летом. Там еще записка была, но размокла, не смог прочитать, - ответил он на немой вопрос девушки.
     Вино из жимолости пошло так хорошо, что Динара слегка захмелела.
- Ну, допустим! – сказала она, грозя Кеше пальчиком. – Землянка у тебя чистая, уютная… вино не хуже итальянских… чавыча – такой и в парижских ресторанах не подадут! А что ты, Иннокентий, можешь свое, корякское, можно сказать, сермяжное показать? Чтобы ничего похожего ни у кого не было!
 - Могу корякский поцелуй показать! – наивно хлопая длинными ресницами, сказал Кеша.
 - Нет, мой краснокожий вождь! Целоваться я с тобой не буду! – засмеялась Динара.
- А почему? – искренне огорчился Кеша.
- Ну… я забыла в городе свою зубную щетку, - уклончиво сказала она.
- Э, да ты совсем, однако, ничего не знаешь! Коряки не целуют друг друга в губы, они обнюхиваются, а потом трутся носами!
- Слушай, а это прикольно! Я, кстати, об этом где-то читала. Налей-ка, вождь, немного твоего тундрового бордо! Ну, на корякский брудершафт! Почеломкаемся, вождь!
    Они встали на четвереньки, старательно пыхтя и сопя обнюхали друг друга – лицо, шею, руки. Потом потерлись носами, стараясь не расхохотаться. Конечно, Кеша попробовал ее поцеловать:
 - А если… по международному способу?
 - Нет-нет, Иннокентий! Ты беглый преступник, страшный зэк, и с тобой я целоваться не буду!
- Хорошо! – сказал Кеша, садясь. – Тогда я тебе скажу – где ты читала про такой способ целоваться носами. Это у Ильи Сельвинского, но там он в своей поэме про чукчей пишет. К тому же сейчас ни чукчи, ни тем более, коряки, так не целуются. То был поэтический вымысел.
  - Ах, ты сукин корякский сын! Ишь ты, обманул наивную девушку! И Сельвинского он знает! Ладно, прощаю, было весело. Налей еще своего… с корякского виноградника!

     Темнело. Низкие облака не пропускали золотых красок заката, просто весь мир сжался до размеров круга, освещенного костром, а где-то там, в Запределье, ухал и ухал филин, стараясь напугать всех своих врагов сразу.

             Ночь была тихой, дождь уже не барабанил по крыше, а легонько шуршал, успокаивая. Кеша и Динара спали на одной лежанке – Кеша в своем кукуле, Динара – укутавшись в одеяло, рядом с печкой
     Внезапно Кеша бесшумно поднялся, легко ступая подошел к двери, прислушался.
   - Что там? Кто-то пришел? – сонным голосом спросила Динара.
   - Нет, просто дождь заканчивается, - уклончиво ответил Кеша.

      Утром он сказал Динаре:
   - Ты не выходи из землянки пока. Если хочешь, я дверь снаружи закрою, а мне… надо… дело есть.
   - Что-то случилось, Иннокентий? – настойчиво спросила Динара. – Ты знаешь, я занималась альпинизмом, там у нас был закон «в горах секретов нет».
  - Ну… хорошо. Скажу. Ночью матуха приходила. На запах. Я вчера чавычу разделал, а потроха не успел закопать. Надо это сделать, иначе повадится, убивать ее придется.
 - Я с тобой! – вскочила с лежанки Динара.
 - Нет, посиди здесь, я быстро. Вон, на полке чай, сахар. Цаюй, однако! – сказал Кеша и улыбнулся.
      С отходами, рыбьими кишками, шкурой и костями он справился быстро  - что-то закапал под берегом, что-то выбросил в речку, гольцы сожрут. Потом бегом вернулся к землянке, но Динары там уже не было.
   - Я же говорил: не уходить! – вырывалось у Кеши.
    Подхватив на ходу острогу, он побежал искать – вглядывался в помятую траву, в смазанные на глине следы, вслушивался в орущее воронье, а оно, как всегда, на весь лес орало: «Бар-р-рдак! Шар-р-рахются тут!»
            И вдруг он увидел Динару. Прижавшись спиной к обрыву, она пыталась увернуться от когтей пестуна, но молодой медведь ворчал раздраженно, замахивался мохнатой лапой, потом вдруг быстрым и легким движением встал на дыбки – он, двухлетка, был уже выше Динары почти на голову. Матуха стояла рядом, вздыбив рыжую шерсть на загривке, рвала когтями сырую землю, но детенышу не мешала.
   - Эй!! – закричал Кеша и прыгнул с обрыва.
  Матуха взревела – второй человек оказался между ней и ее неуклюжим чадом. Она сделала выпад – Кеша завизжал дико и страшно, но с места не сошел, встал намертво, выставив перед собой острогу. Пестун удрал куда-то в сторону, смешно переваливаясь. А матерая медведица и не собиралась уходить, сделав выпад лобастой башкой, она снова бросилась на людей.
     -Эть! У-ахайя! – бешено закричал Кеша, как в танце, только выпады его были быстрее, уколы острогой стали настоящие.
     Матуха тоже поднялась на дыбки – огромный зверь с мокрым и грязным брюхом (лазила, похоже, по воде), шерсть прилипла, было видно, как под ней перекатываются мощные мышцы. 
    Но и Кеша вскочил на поваленную сухару, вскинул над головой руки, в которых была зажата острога и заорал грозно и повелительно:
   - Эть!! У-а-хайя! Кайнын, уходи! Уходи, мамка! Амто, тумгутум! У-а-хайя!
    И зверь отступил. Кеша без сил сел на землю, просто сидел, не оборачиваясь и слушал, как Динара рыдает, у нее, похоже, начиналась истерика.
    - Он тут уронил меня, катал по земле… покусывал… больно!
   - Ну, ничего, обошлось же! – сказал Кеша, встал, подошел, поднял с земли и начал гладить ее по голове, как ребенка, целуя в заплаканное лицо. – Просто он играл с тобой. Молодой, просто самку унюхал, а то бы порвал сразу!
   - Самку?! Идиот! – И слезы у Динары сразу высохли.
   - А что я такого сказал? – не понял Кеша. – Ну не самец же ты!
   - Ладно, проехали… А что ты ему кричал по-корякски?
   - Просто поздоровался.
   - Вежливый ты, Кеша. Со зверями-то… А на пенек зачем   вскочил? Да еще с поднятыми руками…
   - А чтобы выше ее, матухи, показаться! Они же, медведи-то, когтями кору на деревьях рвут, отметины ставят – это они ростом меряются. Кто ниже ростом, тот уходит с чужой территории, - терпеливо объяснил Кеша.
   - Обманул, значит, глупого зверя… - снова всхлипнула Динара.
   - Нет, она просто поняла, что сейчас - еще немного, и я  убивать, однако, ее буду. Вот и ушла, - просто ответил Кеша.
  - Ладно, Маугли, считай, что ты меня второй раз спас! – глубоко вздохнула Динара и снова всхлипнула.
  - Да брось ты… Ну, второй, так второй!

      И снова ночью пошел дождь. Жарко пылала печурка, посвистывал, как синица в кустах, чайник. Красные блики плясали по стенам землянки. Горела, моргая, свеча. Кеша задул ее, отвернулся к стенке, лежал, слушал, как Динара возится под одеялом, вздыхает.
    - М-м-м…
   - Что, болит где-нибудь? – тут же вскочил Кеша, начал чикать спичками, снова зажигая свечу.
   - Кажется… он зацепил меня когтями… через одежду кожу подрал! – сказала Динара срывающимся голосом. Ее снова начал бить озноб.
  - Счас! У меня есть немного йода! – И Кеша потянулся к полке над лежанкой. – Счас промоем, потом смажем… К утру заживет.
     Динара поймала себя на мысли, что впервые видит его почти голого – смуглого мускулистого парня в какой-то дурацкой набедренной повязке.
   - Вот! – гордо сказал  Кеша. – Аптечка не такая богатая, как у нас в селе, но все основное есть. Покажи спину!
     Динаре пришлось снять майку.
   - Ну, не страшно! Терпи! – сказал Кеша, прикасаясь к ее вздрагивающим лопаткам. – Э-э, да ты еще не успокоилась! Первый раз с медведем сцепиться всегда страшно, потом уже привычно. Следующий раз уже не будешь так бояться! Ну, что ты… - он снова начал гладить ее по голове,  потом осторожно коснулся губами  голого плеча.
     И Динара, всхлипнув, повернулась резко, обхватила его за шею…
    Трещала свеча, освещая два молодых смуглых тела, пластала весело печурка, снова ухал в лесу филин, как старый леший: «У! У-угу!», - да маленький корякский божок, пристроившись в уголке, сидел, зарыв глаза, да дурачился, тихонько выводя древнюю мелодию горлового пения.

    Утром Кеша проснулся поздно. Было слышно, как взлетали утки с плесов – кто-то спугнул их, было видно в приоткрытую ночью дверь, как стелется туман, было слышно, как плещется рыба в реке. Динара спала, разметавшись, уткнувшись ему в плечо. Кеша осторожно встал, неслышно вышел, закрыл снаружи дверь на ржавый шкворень и ушел, прихватив лук и колчан, на охоту пошел – бить стрелой птицу.
     Он еще подкрадывался к глухарю, улыбаясь своим мыслям, натягивал тетиву лука, как где-то там, около землянки, вдруг начало орать воронье, Кеша оглянулся, глухарь улетел. Кеша на одном дыхании добежал до обрыва – дальше была уже пойма реки, там, внизу была его землянка.
     И тут он увидел, что к землянке кто-то подходит крадучись, Кеша подбежал ближе и узнал: тот самый браконьер, «старшой». Оглянувшись воровато, мужик снял с плеча карабин, прислонил его к стенке, бесшумно вытащил шкворень, заглянул, что-то прошептал, облизываясь, и Кеша услышал, понял этот шепот:
   - Опаньки! А в прикупе – дамочка козырная! – И нырнул вглубь землянки.
      Динара  проснулась, задыхаясь от тяжести чужого вонючего тела – какой-то мужик лез к ней, ухватив за волосы:
  - Тихо… тихо, девонька… дядя хороший… лежи, сучка…
      И вдруг она увидела, что около его горла, заросшего щетиной, оказался тяжелый корякский нож. Кеша давил на лезвие, и вот уже капельки крови начали стекать по острому клинку.
  - Что же ты, дядя, к девушке лезешь, не побрившись? – насмешливо спросил Кеша громким шепотом. – Дай-ка я тебе поскоблю харю немножко!
   - Ты… пацан… в натуре… - захрипел «старшой».
   - Ты как сюда попал? Меня искал? – снова прошептал ему жарко на ухо Кеша. – Нашел, да? Вот он я!
   - Ну, ты же умный пацан… Ты все понял, да? – совсем задохнувшись под ножом, просипел мужик.
    Динара выскользнула из-под мужика, вжалась в угол, еле прикрывшись одеялом. Испуг ее почти прошел, и она, дотянувшись до диктофона, включила его за запись.
  - Ну, убил бы ты меня… И что взамен? Что пообещал тебе Зыков? Деньги? Сколько? – спросил Кеша.
  - Зыков никому не платит, пацан… все ему только платят, - скосил глазом «старшой» на капли крови, что уже падали на лежанку.
  - Тогда  за что? – продолжил допрос Кеша.
  - Обещал три года меня на реке не замечать… пусти, пацан, вену откроешь… забрызгаю я тебе здесь все…
  - Ничего, выброшу подстилку, у коряка еще тряпки есть. Отвечай, пока я тебя спрашиваю! А ее… девушку эту… ты решил на меня списать? Мол, Маугли изнасиловал журналисточку, убил ее, а потом и на меня кинулся… а я – его, в целях самообороны… так, да? – закричал Кеша. – Говори или я тебя освежую, как зайца!
  - Ты что, пацан… Не-ет… Я же – с обоюдного согласия… Девочка сама… Да ты потрогай ее – она вся в интересе! - задыхался от холодного лезвия мужик. – А-а! Больно… Да, так и было! На тебя хотел списать!
  - Убей его, Кеша! Режь эту тварь, я отвернусь! – закричала в ярости Динара.
  - Нет, я его отпущу, - сказал медленно Кеша. – Вот карабин только конфискую. Э, да я знаю этот карабин… это же… точно! Мой. Оптику на него поставили? Это хорошо. Тогда я штук пять ваших козлов завалить успею, пока вы меня тут успокоите. Дай-ка, дружок, я у тебя карманы проверю… О, еще две обоймы. Тогда скажи им: десять. Иннокентий Уркочан берет встречный план пристрелить десять козлов, пока сам не сдохнет. Десять. Раньше не лягу. А теперь – вали отсюда! – сказал Кеша и отпустил «старшого», держа его на прицеле.
    - Ну, ты, пацан… - не зная, что сказать, в который раз повторил мужик.
    - Хороший карабин! Кучно бьет. От дедушки Икавава в наследство достался, - нервно улыбнулся Кеша.
   - Слухай, а я-то как пойду? – обернулся в дверях «старшой». – Там же матуха с медвежатами бродит. Порвет меня!
  - А ты постарайся меньше пахнуть, может, не учует! – посоветовал Кеша. – А то медведи тухлятинку любят… однако.

     «Старшой» ушел, но еще долго что-то орал из кустов, похоже, угрожал, но когда  Кеша вскинул карабин, стараясь рассмотреть его через оптику, и крики тут же затихли, только удаляющийся треск валежника услышали они.

    - Уходить тебе надо, Иннокентий! – сказала Динара после тяжелой паузы.
   - Куда? – равнодушно сказал Кеша. – Я – коряк. Все, что у меня осталось – вот эта отцовская землянка.
  - Да у тебя целый мир, Кеша!
  - … где так вольно дышит человек! Ну, да… Учили.
- Нужно… нужно идти в прокуратуру, выходить в город, нужно сдаваться! Да, это риск – могут не разобраться, добавят за побег. Но есть и шанс, что вообще пересмотрят дело. Кеша, это лучше, чем просто тупо попасть под пули ОМОНа! – закричала Динара.
  - Я не дойду. В зэковской-то робе… первый же встречный сдаст!
  - А ты… ты, Кеша, в мою одежды переоденься! Смотри, мы же один размер носим, да мы просто похожи! – начала развивать идею Динара.
  - Да, только я… не ты! – сказал Кеша и засмеялся.
  - Ну, это пока разберутся… Побудешь пока девочкой! Я тебя губы научу красить, глазки рисовать. Возьмешь мое удостоверение из телекомпании, с ним любые двери можно ногой открывать. Смотри, здесь на фотографии я с короткой стрижкой. Да посмотри же ты! Мы очень похожи. Не видишь? Дай-ка зеркало…
     Прижавшись щеками, они пытались разглядеть в обломок зеркала два лица одновременно.
  - Да, похожи… - согласился Кеша. 
  - Вот и решено! Отдашь прокурору кассету из диктофона, покажешь – куда Зыков автомат выбросил, и все – пересмотр дела, свобода! Приедешь ко мне, я тебя устрою по специальности… - торопясь, сказала Динара.
  - Оленеводом что ли, в Москве? – попытался пошутить Кеша.
  - Артистом!
  - А ты? Как ты здесь одна будешь? Нет, это опасно! – мотнул головой Кеша.
 - А я подожду, пока «старшой» сюда ОМОН приведет, с ними в город и вернусь. Скажу, что вот… забрал мою одежду, ушел на север, в табуны, к сородичам!
  - Нет, это опасно! Они могут, однако, сразу начать на поражение стрелять! – резко сказал Кеша. – Или нам оставаться вместе, или уходить вместе!
  - Оставаться нельзя, тогда смерть обоим, слишком много знаем. Да и кассету уничтожат! А уходить… я же не смогу, Кеша. Я тебе обузой буду, нас догонят, - тихо сказала Динара.
      Кеша молчал, закрыв глаза. Тундровый божок злился, топал ногами, и Кеша не мог понять – чего он хочет.  
       Динара обняла его за шею, притянула к себе:
  -  Иди, Кеша, иди, мой хороший! И постарайся добраться до прокуратуры, пока перевал закрыт. Пешком они сюда больше не сунутся, значит, у нас есть время.
  - Это дня три тебе пересидеть, потом распогодится, - машинально сказал Кеша. – Можно успеть дойти до города.
  - Успеешь?
  - Успею. На трассу выйду к утру, а там на попутных КАМАЗах – четырнадцать часов, - сказал Кеша, что-то соображая. – Да, успею.
 - Ты поаккуратнее там с шоферюгами! – облегченно засмеялась Динара. – Ты же будешь девочкой! Хорошенькой такой!
 - Я тебе карабин оставлю! – сказал срывающимся голосом Кеша.
 - Ты мне еще маузер дай и спроси – в каком полку я служила! Не надо, Кеша! Я все равно не умею стрелять. Выйдешь в город, сдашь оружие в прокуратуру. Против Зыкова будет лишний факт –  нанял киллера и выдал  ему конфискованное оружие. А тебе сдача карабина зачтется. А я посижу в землянке, чай попью, подумаю… о жизни. Вот, в удостоверении визитка главного редактора, вот, держи мой сотовый телефон, выйдешь в зону действия сети, позвони ему, все расскажи, путь держит это дело на контроле. Вот диктофон, вот кассета.
   - Ты словно ждала этого – все продумала, - сказал Кеша озадаченно.
   - Ладно тебе! Ты меня спасал – я пытаюсь тебя спасти. Времени у нас мало. Давай, что ли, свой… костюмчик, - попыталась улыбнуться Динара.
  - Это зэковская роба, - сказал тихо Кеша.
  - Ну… В России живем! Как говорится, от сумы да от тюрьмы не зарекайся. Хоть померить. Снимай! – скомандовала Динара.
  - Ты первая!
  - Ишь, какой хитренький! Ты первый!
  - Тогда раздеваемся одновременно. На счет «три»!
  - Раз! Два! Три! – дает отсчет Динара.
  Они сорвали с себя одежды, а потом стояли и смотрели друг на друга, стараясь запомнить.

  А потом Кеша бежал по тайге. Взрывались под ногами выводки куропаток, выпрыгивала из воды напуганная рыба, удирали с треском по кустам медведи.
    Он поднялся на перевал, рядом был кратер Мутновского вулкана. Дымили фумаролы, клокотала, кипела грязь в вулканическом котле, срывались с ледника глыбы и разлетались от ударов сверкающими осколками, клокотал отравленный ручей.
    Кеша посидел несколько минут неподвижно, ему слышались удары бубна, горловое пение маленького корякского идола – вот же он! - скачет в кратере вулкана и чему-то радуется.
    Встало солнце и осветило перевал. Кеша легко поднялся и пошел по гребню горного хребта, и огромная его тень заплясала по тундре. Вдруг он увидел две тени, вгляделся и понял, что за ним крадется, пританцовывая, маленький корякский идол. Кеша резко обернулся – сзади никого не было, только раздавалось хихиканье, удары в бубен и кто-то горлом, из самого нутра, выводил: "Э-э-э"...


        Петропавловск-Камчатский – Санкт-Петербург, 1987-2010 г

 

Категория: Павел Панов | Добавил: Strannik (30.09.2017)
Просмотров: 55 | Рейтинг: 0.0/0

Всего комментариев: 0
avatar
Форма входа


Рекомендуем прочесть!

Прочтите в первую
очередь!
(Админ рекомендует!)


Тихон Скорбящий 

Надежда Смирнова 

Алексей Петровский 

Элла Аляутдинова 

Павел Панов 

Вячеслав Анчугин 

Елена Игнатова 

Николай Покидышев 

Валерий Жуков 

Николай Ганебных 




Объявления

Уважаемые авторы и читатели!
Ваши вопросы и пожелания
вы можете отправить редакции сайта
через Обратную связь
(форма № 1).
Чтобы открыть свою страницу
на нашем сайте, свяжитесь с нами
через Обратную связь
(форма № 2).
Если вы хотите купить нашу книгу,
свяжитесь с нами также
через Обратную связь
(форма № 3).



Случайный стих
Прочтите прямо сейчас

20 самых обсуждаемых



Наши издания



Наш опрос
Опрос от журнала "Арт-Рестлинг": какое из нижеприведённых высказываний вам ближе?
Всего ответов: 33

Наша кнопка
Мы будем вам признательны, если вы разместите нашу кнопку у себя на сайте. Если вы хотите обменяться с нами баннерами, пишите в гостевую книгу.

Описание сайта



Мини-чат
Почта @litclub-phoenix.ru
Логин:
Пароль:

(что это)


Статистика

Яндекс.Метрика
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Сегодня на сайт заходили:
кумохоб, Strannik
...а также незарегистрированные пользователи

Copyright ФЕНИКС © 2007 - 2017
Хостинг от uCoz