Пятница, 20.10.2017, 02:47
Приветствую Вас Гость | RSS

  ФЕНИКС литературный клуб


Категории раздела
alaks
amorenibis
Элла Аляутдинова
Арон 30 Sеребренников
Вячеслав Анчугин
Юлия Белкина
Сергей Беляев
Борис Борзенков
Марина Брыкалова
Ольга Вихорева
Геннадий Гаврилов
Сергей Гамаюнов (Черкесский)
Алексей Гордеев
Николай Данильченко
Артем Джай
Сергей Дорохин
Маргарита Ерёменко
Яков Есепкин
Андрей Ефимов
Елена Журова
Ирина Зайкова
Татьяна Игнашова
Борис Иоселевич
Елена Казеева
Марина Калмыкова
Татьяна Калмыкова
Виктор Камеристый
Ирина Капорова
Фёдор Квашнин
Надежда Кизеева
Юрий Киркилевич
Екатерина Климакова
Олег Кодочигов
Александр Колосов
Константин Комаров
Евгений Кравкль
Илья Криштул
Сергей Лариков
Джон Маверик
Антон Макуни
Александра Малыгина
Зинаида Маркина
Ян Мещерягин
Нарбут
Алена Новак
Николай Павленко
Анатолий Павловский
Павел Панов
Иван Петренко
Алексей Петровский
Татьяна Пильтяева
Николай Покидышев
Владимир Потоцкий
Елена Птицына
Виталий Пуханов
Евгений Рыбаков
Иван Рябов
Денис Саразинский
Роман Сафин
Иван Селёдкин
Тихон Скорбящий
Елена Соборнова
Елена Сыч
Константин Уваров
Владимир Усачёв
Алексей Федотов
Нара Фоминская
Луиза Цхакая
Петр Черников
Сергей Черномордик
Виктор Шамонин (Версенев)
Ирина Шляпникова
Эдуард Шумахер
Поиск
Случайное фото
Блоги







Полезные ссылки





Праздники сегодня и завтра

Права
Все права на опубликованные произведения принадлежат их авторам. Нарушение авторских прав преследуется по Закону. Всю полноту ответственности за опубликованную на сайте информацию несут авторы.

Стихи и проза

Главная » Стихи и проза » Авторские страницы (вне сообществ) » Павел Панов
Павел Панов

Гангстеры из провинции

Павел Панов                              

                               ГАНГСТЕРЫ ИЗ ПРОВИНЦИИ.                       
                                 (рассказ)  

    Черный, огромный, хищного вида «Мерседес» летел по шоссе Санкт-Петербург – Москва, урча мотором. На кожаных сиденьях покачивалось четверо.
    За рулем сидел человек с лысиной мощной и светящейся. Лицо его было грубым, обветренным, а снизу, почти до самых глаз, сплошняком, было порыто черной, дикорастущей бородой. Он давил на газ новым башмаком и держал руль сильными руками.
   Над вторым, что сидел в «командирском» кресле, природа поработала тщательно и с любовью – высокий лоб, курчавые волосы, красивый римский нос с горбинкой, твердый подбородок с ямочкой, гладкие щеки, простой и бесхитростный взгляд голубых глаз. То, что не смогла сделать природа – маленького, но важного штришка, без которого портрет был бы неполным, сделали люди – левую его щеку украшал шрам. По нему было видно, что он любит поговорку: «шрам на роже для мужчин всего дороже». Как часто бывает с людьми, похожими на римских героев, он был силен, но, к сожалению, простоват.
  Третий человек, почти мальчишка, развалился на заднем сиденье – русые волнистые волосы, синие насмешливые глаза и мягкая светлая щетина на щеках. На коленях у этого парня лежала новенькая «вертикалка» - тонкие стволы 32-го калибра, приподнятая прицельная планка, английское ложе из прекрасного орехового дерева - все это делало ее похожей на известные по детским фильмам винчестеры. Винчестеры из вестернов. Парень поглаживал ружье, как породистую собаку.
   А машина со свистом летела вдоль широких полей,  где стояла зеленая еще рожь.  А дорога стелилась у самых опушек с горячими на ощупь соснами, а там, в тенечке, наверняка растут маслята и земляника, но – некогда! – дорога сворачивала к деревням и поселкам, и тогда мелькали дома, рубленные из сухих и звонких бревен… Хорошо!
   Конечно, это еще не Владивосток,  не залив Петра Великого, не родная Ламутия, но все равно – хорошо! 
  После промозглых и суровых берегов, где тундра оттаивает только в июне, эти места согревали душу. Им бы остановиться, хлопнуть дверцами шикарного «Мерседеса» и полежать на пахнущей детством траве… Но мотор урчал ровно и грозно, шипело под шинами шоссе.
- Старик Эйнштейн был прав, - сказал вдруг парень насмешливым голосом. – В быстро движущемся объекте время течет по-другому.
- Это тебя чего на физику потянуло, Витек? – ласково спросил его лысый.
- А смотри, как оглядываются люди… Испуганно! Машина для них мгновенно появилась и тут же исчезла. А мы-то успеваем рассмотреть все в подробностях. Вон, у той девчушки были конопушки на носу. Рыжая! Нет, мы не возьмем ее в нашу шикарную машину.
- Они не пугаются, они удивляются, - неожиданно тонким бабьим голосом заявил мужик с лицом римлянина. – Они таких машин не видели.
- Марк! А вот это ты брось! – строго сказал Касьяныч. – Пока ты на северах мантулил, они здесь много чего насмотрелись. Вся Россия мимо этой деревни едет.
- Итак, мужики, у нас две задачи. Встретить и забрать с собой попутчицу, а потом найти и взять обменник.
- Витя, обменник – это только в Москве, - авторитетно заявил Марк. – Здесь ты нигде пятьдесят тысяч баксов  не возьмешь. А попутчицу ты сам, так сказать, выбирай. У тебя же серьезные намерения…
- Нет, это она нас должна выбрать. Не будем же мы подкатывать ко всем голосующим студенткам и говорить: «А поехали с нами в тундру!».
- А как ты определишь, что это она? – спросил, соображая, Марк.
- По глазам. Там должны быть страх и решимость.
- Вот эта? – азартно спросил Касьяныч, показывая нечесаной бородой на белокурую девицу.
- Касьяныч, ты мне лысиной зайчиков в глаза пускаешь. Ты рули лучше. Нет, не эта. Голосовать она тоже должна по-особому: вежливо, но в то же время с чувством собственного достоинства. А эта испугалась нашего «Мерседеса».
- Может, эта? – крепкая девка в ситцевом сарафане стояла на обочине.
- Одета не так. Ей – до соседней деревни.
- Так ты никогда… - начал монотонно Марк, но в ту же секунду Витька схватил его за широкие плечи и крикнул:
- Она! Да тормози же!
   Легкое платьишко (в розах!) босоножки, светлые золотисты и пушистые волосы, разлетевшиеся по тонким плечам и глаза – большущие! Клетчатый чемоданчик стоял, прижавшись к стройным ногам… Он неуверенно подняла руку, но потом разглядела нерусский силуэт «Мерседеса», и рука тут же решительно взлетела вверх.
- Она! – И «Мерседес» с разбегу мягко встал в полуметре от девушки, присел на рессорах, как перед прыжком. Тихо заныл электромоторчик, тонированное стекло утонуло в дверце, и волевое лицо Марка высунулось наружу.
- Тебе куда, девушка? – спросил он с максимальной вежливостью в голосе.
- А! Здесь одна дорога, - сказала она и махнула рукой.
- Да? Точно. Садитесь.
- А вы не знали? – удивилась она, но тут же осеклась, увидев мощную лысину и нечесаную бороду водителя. К тому же, человек, который пригласил ее в машину, сразу же замолчал, словно ему приказали не болтать лишнего. И что особенно поразило –  нахальный юнец, который, не особенно  таясь, прятал в чехол какое-то оружие. 
- Ну что ж, давайте знакомиться, - назойливо улыбаясь, предложил этот мальчишка.
- А что, это обязательно – знакомиться? – спросила она резко.
- Меня зовут Виктор. То есть – победитель. Вот он, соответственно, Марк. А старшего, можно сказать, пацана, мы уважительно зовем Касьянычем. 
- Очень приятно! – фыркнула девушка.
- Как хотите. Только дорога длинная, тяжело ехать молча.
- Меня зовут Полина. А фамилия, между прочим, Тропинина.
- Первый раз встречаю фамилию, которая «между прочим», - стараясь быть доброжелательным, заявил этот юнец. 
- Между прочим, Тропинин, это начальник Московского УВД. Мой отец! – отчаянно соврала она.
- Вот и познакомились! – успокаивающе пробасил лысый.
   
     Дорога пошла под уклон, ветер запосвистывал, вспоротый машиной, потом был поворот… И милицейский свисток.
- О! И ментокрылый Серафим на перепутье мне явился! – пошутил юнец.
   Офицер милиции, помахивая жезлом, поскрипывая белыми ремнями, подошел не торопясь, представился скучным голосом:
- Лейтенант  Госавтоинспекции Федорчук. Документики попрошу.
   Лысый подал пачку документов в полиэтиленовом пакете. Полина сидела, глядя исподлобья на лейтенанта.
- Нарушаете! – сказал он со вздохом. – Знак какой был? Восемьдесят километров. А вы шли?
- Да вроде на спидометре восемьдесят и было, - озабоченно пожал плечами лысый.
- Там же в милях, Касьяныч! – сказал с досадой Виктор.
- А это сколько по-нашему будет? Если конвертировать? – спросил у гаишника Касьяныч.
- Я вот сейчас все брошу и буду ваши мили в километры пересчитывать, - ласково пообещал лейтенант. – Тэк… Откуда едем? И куда?
- Там все есть в документах, вы посмотрите… Можно сказать, автопробегом по всему российскому бездорожью…И – в тундру.
- Опа! А через море как? – спросил лейтенант простым человеческим голосом.
- От Владивостока – на палубе «Крашенинникова», ну, пароход такой есть, потом плашкоутом, а там еще километров тридцать до поселка – своим ходом, по тундровой дороге.
- Ну, вы даете, мужики! Да-а…Красиво жить не запретишь! «Мерседес» - в тундру? Ладно, езжайте. Только поосторожнее с этими… милями. Запутаетесь.
- Товарищ офицер! – вдруг крикнула Полина. – Вы их проверьте получше… - и тут ей показалось, что белокурый парень угрожающе пошевелился, и она осеклась. – Там, в машине… в салоне…
   Но этот чертов мент или не расслышал, или сделал вид, что глухой - взял под козырек:
- Счастливого пути!
- Спасибо! – И мотор мягко заурчал, машина рванула, оставив его далеко позади.
   «Отпустил! Они подкупили его… Деньги были в документах! Они беглые, из тундры»… - окончательно  решила Полина.
- Остановите сейчас же! – потребовала она.
- А в чем дело? – спросил Марк, повернувшись к ней своим римским профилем.
- Я просто не хочу с вами ехать… - сказала она упавшим голосом, глядя, не моргая, на его шрам через всю щеку. 
- Дело ваше, девушка. Но сейчас мы вас на дороге не оставим. Дело к вечеру, попуток мало.  Приедем через полчаса в Москву, выходите. Там хоть гостиницы есть, - сказал со спокойной уверенностью лысый.
   Все эти полчаса, пока они ехали до окраин столицы, Касьяный о чем-то думал, потирая свою сияющую лысину, несколько раз улыбнулся (как ей показалось – зловеще) и уже у первого обменного пункта, притормозив у тротуара, вдруг хрипло сказал:
- Марк! Давай! Эту кассу ты будешь брать!
- Ну, как договорились… - удивился тот, вылез из машины, пошел, ощупывая на ходу карманы, потом вернулся. – Слушай, а какой сейчас курс?
- Бери что есть! Все бери!!
- Ну, ладно… - И снова пошел.
- Надо было тебе его с винчестером прикрыть! – так же хрипло сказал лысый молодому. Тот округлил глаза, помолчал немного, соображая, потом цыкнул зубом и сказал со смешком:
- Марк у нас на мокрое дело не пойдет! Это только ты у нас, Касьяныч, такой баламут. Понял? Баламут и старый хрен.
- Пус-с-с-ти-те! –толкнулась плечом в дверцу Полина.
- Поздно, девушка, - сказал ей сочувственно Витек, глядя в лицо смеющимися синими глазами. – Ты теперь с нами в доле.
   И, подумав, похлопал по чехлу с оружием.
  Марк вернулся довольный, с оттопыренными карманами. И машина сразу же рванулась с места, начала петлять по улицам. Погони не было.
  Через полчаса кассу ходил брать Касьяныч. Он пробыл там минут десять, выскочил, воровато оглядываясь по сторонам, и побежал к машине, заталкивая что-то за пазуху. Рванул на себя дверцу, втиснулся за руль, врубил скорость, и снова началась гонка, завизжали тормоза на поворотах. У светофора ему при-шлось притормозить, тогда он расстегнул ворот, выгреб ворох смятых купюр, бросил Витьке на колени и скомандовал:
- Пересчитай!
   Витька пересчитал, расправляя и укладывая бумажки. Там было несколько пачек с тысячными купюрами, и он вскрыл их, разрезав ленточки из бумаги ногтем.
- Сто срок девять тысяч.
- Не хватает штуки! – огорчился Касьяныч. – На ходу, что ли, выпала?
- Проверить надо было! – наставительно заметил великолепный Марк. – Ты чего это так торопливо?
- Так некогда! – развел жилистыми руками Касьяныч, бросив руль. – Еще Витьке кассу брать!
- Почему вы меня не захотели отпустить? – звенящим от злости голосом спросила Полина.
- А тебе плохо, что ли, с нами? – скривил красивые губы Витька.
- А ты молчи! Мальчишка! Касьяныч, зачем я вам нужна?
- В долю возьмем! – сообщил тот доверительно и погладил мозолистой рукой сияющую лысину. – Много, конечно, не дадим, но на шашлыки и пивасик можешь рассчитывать.
- Ты, дочка, кто? – снова повернул к ней свою драную морду Марк.
- Молодой специалист! Отличница! С красным дипломом!
- Ну, так вот! Зарплата у вас вначале маленькая, а там у нас… - начал снова рассуждать Марк, но его перебил этот наглый Витек.
- Ты нам вроде как прикрытие будешь! Если перестрелка начнется… Увидят, что в машине красивая девушка сидит, не будут сразу из автоматов палить. Живыми брать будут.
- Как сивучей в трале? – спросил, соображая, Марк.
    Полина вдруг успокоилась, достала сигареты и закурила, не спрашивая разрешения. Мужики дружно присвистнули.
- А, может, мне мало шашлыков и пивасика? – внезапно заявила она, мстительно оглядывая их застывшие вдруг лица. – Я двадцать пять процентов хочу!  Кто из вас следующий кассу брать пойдет? Ты?
- Ну, я… - упавшим голосом ответил Витька.
- Вместе пойдем! Если что – прикрою.
   На дело пришлось идти скоро – очередной обменный пункт оказался за поворотом. Но тут Витек заявил, что сперва он сходит на разведку, потому что на шармачка никто из приличных людей гоп-стопы не делает.
  Он зашел внутрь – полная молодая женщина сидела в грустном одиночестве.
- Здравствуйте, хозяйка! – сказал он, осматриваясь.
  Это была обычная бывшая сберкасса, по новым временам - с обменным пунктом, каких десятки на окраине любого крупного города. На стенке висела табличка с курсом валют со сменными пластмассовыми цифрами, рядом – совсем уж старые плакаты с призывом покупать лотерейные билеты. Для посетителей – старый стул и маленький столик с пятном чернил, которое осталось еще с тех времен, когда даже шариковые ручки были не в ходу.
- Наконец-то первый клиент появился! – вздохнула кассирша. – Ну, привет, парень.
- Скучно? – поинтересовался Витька, роясь в карманах.
- Не то слово… Ну, что там у тебя?
- Три тысячи  долларов поменять надо.
- Даже и не знаю – наберу ли…Мне же еще полдня здесь сидеть, что ж я – рядом с пустым сейфом куковать буду?
- Так вы же только что говорили – нет клиентов! Чего они зря лежать будут? Давайте их мне! Меня без наличных в машину не пустят.
- Ладно, давайте ваши доллары, показывайте паспорт. Ах, вот оно что – Ламутский округ…
    И пока машинка считала купюры, кассирша краем глаза разглядела черный  «Мерседес», притаившийся у окна.
- И где люди такие машины покупают? – поддержала она  затухший разговор.
- В Европе, в Москве, да и у вас можно  найти…
- Это твоя?
- Нет, шефу перегоняем. Вон у того, лысого доверенность есть. Касьяныч, наш тралмастер.
- Он больше на гангстера похож. Или на чеченского террориста.
- Это точно! – расхохотался Витька. – Мафиози, блин… Кстати, не только вы его с гангстером перепутали. Вон, сзади девчонка сидит – до сих пор не пойму: точно она нас за налетчиков считает или подыгрывает.
- А вы спросите.
- Так неинтересно. Надо проверить.
- А что за девица?
- Попутчица. Сама же проголосовала, а когда села в машину, глянула на наши физиономии, напугалась.
- Ты-то не страшный.
- Да я перед этим ружье в Питере купил. Классное! Сидел, разглядывал…  Ей же не станешь объяснять, что все, мол, законно, по охотничьему билету… Потом она на нашего Марка посмотрела – морда квадратная, а прошлом рейсе трос на снюррневоде лопнул, хлестнуло его, щеку рассекло, теперь со шрамом… А Касьяныч – сами видите. Еще на прошлой путине начал бороду отпускать. Пока, говорит, миллион не заработаю – не стричь, не брить не буду! Фидель Кастро, блин… Баламут он у нас.
- Весело живете. А хотя верно – жить и надо весело! – заулыбалась она, заиграли ямочки на щеках.
- Точно! Гуляем! Имеем право. Скоро пахать будем, как трофейные лошади.
- Держи свои тысячи. Пересчитай. 
- Видел, чего там… - сказал Витька, не прикасаясь к деньгам.
- У меня братишка, вот такой же – непутевый. Деньги не считает и сует их всегда комом в карман, - пожаловалась кассирша. – Сколько зарабатывает, а кошелек или там портмоне - не купил. Где-то у вас, кстати живет. Поселок Оссора. Буровиком работает. Адреса не знаю!
- Почти соседи! – засмеялся Витька. – Да там поселок маленький, все друг друга знают. Давай свой адрес, заеду, привет передам. Его адресок тебе потом вышлю.
- Нет, правда? – обрадовалась она. – Ты не шутишь? Я бы ему тогда нашей  земляники послала. Пусть детство вспоминает.
- Договорились, - сказал довольный Витька. – Готовь адрес и свою землянику. Слушай, если мы уж на «ты» перешли, давай хоть познакомимся.
- Виктор Михайлович, - скосила она глаза на паспорт. – Про тебя же все написано. А про меня – вот, на табличке.
- Точно. «Вас обслуживает Калашникова Анна Михайловна». Слушай, Анна Михайловна… - сказал Витька, чувствуя состояние невесомости от неле-пейшей ситуации. – У меня тогда к тебе просьба будет… - язык его предательски заплетался. – Можно, я тебя ограблю?
- Так ты меня уже ограбил, парень, - она положила полные руки на стойку, уперлась в них подбородком. – Почти все деньги забрал.
- Так я их-то и возьму! Только потом… - начал он, посмеиваясь над собой. Потом неловкость вдруг прошла, и он расхохотался – Понимаешь,  та девчонка, в машине… симпатичная. Жалко, если мы перед ней в дураках окажемся. Она нас сама за бандитов приняла, надо же как-то выкручиваться!
- Анекдот… Сколько эта сберкасса существует, ее никто никогда не грабил, - пожала она плечами, сдерживая смех.
- Ну, так вот! И надо! Хоть представить – как это бывает!  Вроде тренировки! В жизни все надо попробовать! А если настоящие грабители ворвутся?! А ты уже и не боишься, мы все уже отрепетировали…
- А я в народном театре играла! – вдруг сказала она шепотом. – Вот!
- Тем более! – завопил Витька. – Система Станиславского! Быть иль не быть, вот в чем вопрос! Как же, как же… Бог ты мой!
- А как ты меня, Витя, грабить собрался? – спросила Анна деловито.
- Ну, войду с ружьем…
- Э, нет! Я ружей боюсь. Я маленькой была – папка пьяный напьется, за ружье схватится, я вся криком заходилась.
- Нет патронов-то, нет! Да и ружье еще все в смазке заводской, его почистить сперва надо!
- А вдруг кто увидит, что ты с ружьем в сберкассу заходишь? Позвонят в милицию, они тебе такую смазку устроят!
- Короче! Мы сделаем так! Я захожу со свертком, девчонка вроде как отвлекает твое внимание, я быстро собираю ружье, граблю тебя…  Ты деньги-то эти в сторонку отложи, потом так и отдашь, пачкой.  Потом я ружье разбираю, и мы уходим. А пока запиши мне – как зовут твоего брата, и готовь посылку с земляникой.
- Слу-у-у-шай, Витя, - сказала она задумчиво. – Это все хорошо придумали. Повеселимся. А ты о девке подумал? Так ты ее точно преступницей сделаешь.
- Анна! – сказал он как можно задушевней. -  Будем перевоспитывать! В коллективе. А ты представляешь, если мы сейчас скажем – мы ламутские, едрена корень, рыбаки мокрохвостые… Она же еще хуже  обидится! А так – хоть посмеемся! Потом-то расскажем, конечно, покаемся!
- Хорошая хоть девка? – спросила Анна строго.
- Хорошая. С красным дипломом. Пережива-а-ет!
- Ладно! Грабьте! Только – по быстрому, мне еще остаток по кассе сдавать надо.
   
        Витька вернулся в машину, сел, закурил трясущимися руками.
- Волнуешься? – жестко спросила его Полина и усмехнулась.
- Есть  немного, - хрипло ответил он. – Ладно, дай-ка пушку, вон, в чехле…
- Витя?! – забеспокоился всегда невозмутимый Марк. Да и Касьяныч вопросительно зашевелил бородой.
- Все в порядке, мужики, - заверил их Витька и добавил хрипло. – Если что – прикройте с тыла!
Он взял Полину чуть выше локтя и почувствовал, что рука сразу же стала вялой.
- Будешь отвлекать внимание! – поставил он задачу.

   Анна сидела за своей стойкой, что-то считала на калькуляторе. На них она даже не посмотрела. Витька сразу же отошел в угол, положил сверток на столик с чернильным пятном,  зачем-то начал разглядывать образцы заполнения бланков. «Вертикалка» собиралась в три секунды, но ему вдруг стало интересно – что будет делать Полина. А она уверенно подошла к стойке,  достала из кармана лотерейные билеты, улыбаясь, попросила таблицу розыгрышей. Потом отошла к окну, осмотрелась, кивнула Витьке. Он ковырялся со свертком, посвистывая.
  «Черт возьми, - подумал  он. – А ведь кто-то и в самом деле заходит, угрожает оружием, если надо – стреляет. А потом потными пальцами пересчитывает мятые бумажки…»
  Он уже успел почувствовать, как они даются – деньги. Да, бывает, что скользкая палуба  уходит из-под  ног, и тело выкручивает болью, а надо вставать и идти на подвахту. А те, ворованные деньги? За них тоже надо платить. Вначале – страхом, потом – лагерной работой. Взял сто тысяч, получил десять лет, это что – по десяточке в год получается? Да уж лучше в море, по колено в рыбьих кишках! Он попытался представить себя еще раз в роли грабителя – другого такого момента не будет – и не почувствовал никакого воодушевления.
   В это время Полина снова подошла к стойке, сказала весело:
- Не везет! – и попросила еще одну таблицу розыгрыша лотереи. – Тут у меня еще один билетик завалялся…
   «Так она до вечера ходить будет», - подумал Витька, со щелчком присоединил стволы к казеннику, быстренько – цевье, повернулся…
- Ой, мамочка! – вдруг весело крикнула Полина.
- Стой! Кто идет? Стрелять буду! – почему-то по-уставному заорал Витька.
- Ух, ты! – сказала натуральным басом кассирша Анна. – Грабют!!
- Ой, мамочка… - еще раз повторила Полина, словно не верила своим глазам.
- Дэньги есть? – грозно спросил Витька, почему-то с кавказским акцентом.
- Как не быть – в сбербанке работаем! - степенно ответила Анна.
- Ой, мамочка… - третий раз повторила Полина. – Я мотоцикл выиграла… «Урал». С ко-ко-коляской…
- Деньги давай! – заорал Витька, балдея от всей этой ситуации.
- Я сейчас милицию вызову! – гордо заявила Анна. – Охальник!
- Ой, Витенька! – повисла у него на ружье Полина. – Пойдем отсюда. Нам теперь на все хватит… Он почти две тысячи долларов стоит…
- То есть как это – «пойдем»? – удивился Витька. – А мои деньги?
- Я тебе все отдам, только не бери здесь ничего… Вот хоть в меня можешь стрелять!
- Сейчас придет кто-нибудь! – хладнокровно предупредила Анна.
- Ну-ка, бабы, руки вверх все до одной! – скомандовал Витька и щелкнул вхолостую курками.
- Ой… - прошептала Полина, роняя билет.
      Витька нагнулся, подхватил его, сунул Полине в узкий кармашек, шагнул к стойке, спросил:
- Где?
- Да вот же… - сказала Анна, давясь от смеха.
   Витька сгреб пухлую пачку купюр, сунул за пазуху и пошел к дверям, разбирая на ходу ружье. Уже на пороге он засмеялся и крикнул:
- Пойдем, что ли… налетчица!
    Потом он усадил ее на заднее сиденье, упал в машину сам, сунул чехол с ружьем Марку:
- Слушай, затолкай его куда-нибудь под сиденье… Ну его к черту!
- Витек, там проблем у нас не будет? – вполне серьезно спросил Касьяныч. – Я в окно видел – ты с пушкой баловался.
- Обязательно будут. Гони быстрей! – выдохнул Витька.
Он любил быструю езду.
              ………..

Категория: Павел Панов | Добавил: Strannik (11.10.2017)
Просмотров: 11 | Рейтинг: 0.0/0

Всего комментариев: 0
avatar
Форма входа


Рекомендуем прочесть!

Прочтите в первую
очередь!
(Админ рекомендует!)


Тихон Скорбящий 

Надежда Смирнова 

Алексей Петровский 

Элла Аляутдинова 

Павел Панов 

Вячеслав Анчугин 

Елена Игнатова 

Николай Покидышев 

Валерий Жуков 

Николай Ганебных 




Объявления

Уважаемые авторы и читатели!
Ваши вопросы и пожелания
вы можете отправить редакции сайта
через Обратную связь
(форма № 1).
Чтобы открыть свою страницу
на нашем сайте, свяжитесь с нами
через Обратную связь
(форма № 2).
Если вы хотите купить нашу книгу,
свяжитесь с нами также
через Обратную связь
(форма № 3).



Случайный стих
Прочтите прямо сейчас

20 самых обсуждаемых



Наши издания



Наш опрос
В каком возрасте Вы начали писать стихи?
Всего ответов: 109

Наша кнопка
Мы будем вам признательны, если вы разместите нашу кнопку у себя на сайте. Если вы хотите обменяться с нами баннерами, пишите в гостевую книгу.

Описание сайта



Мини-чат
Почта @litclub-phoenix.ru
Логин:
Пароль:

(что это)


Статистика

Яндекс.Метрика
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Сегодня на сайт заходили:
кумохоб, Strannik
...а также незарегистрированные пользователи

Copyright ФЕНИКС © 2007 - 2017
Хостинг от uCoz