Четверг, 19.10.2017, 01:26
Приветствую Вас Гость | RSS

  ФЕНИКС литературный клуб


Категории раздела
35
carandash
Feel_IN
Хосе Антонио Аргуэльо
Александра Артемьева
Алексей Аршинский
Ирина Бабушкина
Сергей Балуев
Лариса Баранникова
Татьяна Барышникова
Лев Белевцов
Марина Бердникова
Слава Блудов
Эдуард Боровинских
Владислав Бородин
Шура Бродовской
Юрий Будаев
Нина Буйносова
Ольга Булыгина
Людмила Быкова
Владимир Варламов
Анна Ветер
Л.Вильмер
Любовь Войнакова
Андрей Голый
Маша Гутермахер
Словомир Дивный
Максим Дорогин
Сергей Досаев
Лена Дроздова
Мария Елизарова
Надежда Еловецкая
Алексей Еньшин
Александр Еремин
Юрий Ерёмин
Владимир Ермошкин
Владимир Заостровский
Василий Зуев
Актар Илмаринен (Любовь Войнакова)
Елена Игнатова
Николай Ильенко
Олег Ирискин
Владлена Казакова
Сергей Казаков
Сергей Каменев
Юрий Каплунов
Серёжа Кимован
Кальян Клинский
Юрий Ковязин
Владислав Козушкин
Владимир Комаров
Виталий Коновалов
Галина Кораблева
Дмитрий Кочетков
Нина Крайнова
Игорь Краснов
Анна Кривицкая
Кумохоб
Дина Кырчикова
Нина Лагунова
Алексей Лесников
Валентина Липкина
Ирина Лихачёва
Галина Ложкина
Александр Любимов
Андрей Ляхов
Геннадий Магдеев
Виталий Маклаков
Валентина Мартюшева
Сергей Маслаков
Александр Матусов
Ицик Мейерс
Майя Михайлова
Юлия Михайлова
Ольга Моденова
Иван Мошнин
Муха
Александр Негодяев
Борис Некрасов
Илья Ненко
Мэри Нетти
Людмила Никора
Сергей Окулов
Вячеслав Орехов
Екатерина Павлова
Иван Паздников
Галина Панова
Дмитрий Покровский
Алексей Полуяхтов
Марина Полыгалова
Михаил Полыгалов
Татьяна Посухова
Павел Прибылов
Марина Пышминцева
Владимир Прокин
Зоя Савина
Дмитрий Самозванов
Наталия Санникова
Анна Сапогова
Бэлла Северухина-Колбасова
Екатерина Седова
Татьяна Семёнова
Владимир Симонов
Сергей Симонов
Полина Сметанина
Виктория Солнцева
Вячеслав Соловиченко
Игорь Стрюков
Елена Стрюкова
Надежда Сухих
Мария Терновая
Елена Токарева
Андрей Торопов
Марина Усова
Владислав Устюгов
Татьяна Федорова
Михаил Филин
Изя Фраерман
Надежда Ходенко
Ольга Худякова
Евгений Черников
Михаил Четыркин
Александр Шалобаев
Ксения Шалобаева
Вера Шамовская
Юлия Шаркунова
Вера Шарыкалова
Галина Яровенко
Поиск
Случайное фото
Блоги







Полезные ссылки





Праздники сегодня и завтра

Права
Все права на опубликованные произведения принадлежат их авторам. Нарушение авторских прав преследуется по Закону. Всю полноту ответственности за опубликованную на сайте информацию несут авторы.

Стихи и проза

Главная » Стихи и проза » Литературный Каменск » Александр Матусов
Александр Матусов

Женская школа в 40-50х годах прошлого века


ХОРОШО В СТРАНЕ СОВЕТСКОЙ ЖИТЬ!

УЧЕНИЦА 10 КЛАССА ИЗ ВЛАДИМИРА АННА ДАНИЛОВА ПЫТАЛАСЬ ПОНЯТЬ ФЕНОМЕН НОСТАЛЬГИИ ПО ПРОШЛОМУ

Составитель: Ирина Щербакова

АВТОР СССР с 1945 по 1965 годы, 

мне захотелось рассказать о нашей школе послевоенных лет по тем документам, которые у нас имеются, и понять тот феномен ностальгии по прошлому, который до сих пор сохраняется  в сердцах учениц  нашей школы тех лет.

Я решила построить свою работу следующим образом:  сначала изучить школьные учебники, по которым учились ученицы школы в 40-е-50-е годы, затем  решила  отобрать и проанализировать наиболее интересные документы послевоенного времени из экспозиции и архива нашего школьного музея, как документальные источники того времени, а затем просмотреть воспоминания бывших выпускниц школы и встретиться с некоторыми из них, для того, чтобы составить собственное представление о том времени и сравнить: соответствует ли действительности то, что писали советские учебники о жизни в СССР реальной действительности.

 

«Выйдет, аттестат свой, получая, на дорогу жизни человек»

Одним из самых больших и интересных разделов нашего школьного музея является раздел, посвящённый её истории послевоенных лет, тех лет, когда наша школа была «женской средней школой № 3» - с 1944 по 1955 годы.

Для своего исследования я в первую очередь взяла «Дневник учащихся 8-а класса за 1951-1952 учебный год». С его страниц  перед нами предстаёт жизнь женской школы  полувековой давности.   

Очень хорошо, что перед началом школьной хроники за 8 класс девочки написали «историческую справку» о своем классе за несколько предыдущих лет. «Чтоб весело было читать/ вам летопись нашего класса /Познакомим мы вас/ с исторической справкой с 5 класса». Из неё можно узнать, что их 6–А классу как лучшему в пионерской дружине, было дано право переписываться с пионерами чехословацкого города Кладно. В дневник вклеены письма и фотографии зарубежных школьников. Видимо, железный занавес не распространялся на создающиеся страны социализма. С большим удовольствием школьницы занимались в разных кружках: юных натуралистов, «рукодельном» и драматическом. В 6 классе они выпустили 11 номеров  своей отрядной газеты «Пионерка». В 1949 году они провели пионерский сбор, посвященный А.С. Пушкину (наверное, в связи со 150-летием со дня его рождения). На сборе были показаны сценки из произведений Пушкина. Девочки пишут, что все костюмы к этим сценкам они сшили своими руками на кружке домоводства. Очень запомнился девочкам в седьмом классе пионерский сбор на тему «Путешествие из Москвы в Астрахань». Это было виртуальное путешествие, которое девочки совершали на разных видах транспорта: поезде, автобусе, теплоходе. В ходе путешествия юные пионеры побывали «на великих стройках коммунизма». На сборе был представлен макет и фотография теплохода «Анатолий Серов». Вожатой у ребят была старшеклассница-комсомолка Рита Чугунова, которую девочки очень любили и переписывались с ней даже после того, как по окончании школы она поступила в один из московских вузов. 

По окончании 7 класса 4 девочки были оставлены на второй год, а 11 ушли из школы: кто в техникум, кто в ремесленное училище, кто работать и учиться. 

Значит, после седьмого класса ученицы уже имели право идти на работу. Сейчас второгодничества в нашей гимназии вообще нет, тем более по окончании  основного 9 класса. Суровая была учёба в школе в те годы! Никто, чувствуется, никаких поблажек не получал.

Несколько страниц в дневнике учениц отведено описаю участия школьников в сельхозработах. В сентябре школьницы ходили на заготзерно. Для меня это был непонятный термин, в объяснении которого  мне помогла моя учительница Вера Сергеевна. Девочки должны были перелопачивать овёс. Представляю с трудом. Девочки для того, чтобы легче было работать, сняли обувь и работали босиком. Это сделали те, кто должен был отбрасывать зерно от транспортера. Современному ученику этого не понять. Для многих из нас это было бы трагедией, достойной пера Шекспира, а для школьниц послевоенных лет – как само собой разумеющееся. «Капал дождь. Все пыльные, грязные пошли домой». А ведь многие жили в частных домах, где ни ванны, ни душа не было.

А сейчас я хочу подробнее остановиться на последнем описании участия в сельхозработах. Оно состоялось 26 октября 1952 года.  Пришел в класс директор и сказал, что завтра все учащиеся 8-10 классов идут в Сновицы выкапывать картошку. 

Это примерно в 5-6 километрах от школы. 8 часов утра. «Снег крупными сырыми хлопьями падает на землю. Вчерашние лужи ещё  не  успело ещё подморозить, и поэтому под ногами очень скользко и сыро. Но это не мешает нам к назначенному времени собраться в школе,  пишет летописец этого славного дела.  – Кто несёт вилы, кто лопаты, вёдра, а кто только корзину с завтраком». Значит, в колхозе с лопатами и вилами было туго? А в учебнике Конституции такие красочные картинки со счастливыми колхозниками и хорошим сельхозинвентарём!

«Вот вышли за город. Перед нами раскрылись огромные просторы полей, кое-где слегка холмистые и покрытые первым, но грязным снегом… Чудесное место в зимний период для лыжной прогулки», - красиво описывает пейзаж девочка.  Но настроение её вскоре меняется. «Но, к сожалению, пишет она дальше, сейчас не зима, а осень, и ноги проваливаются в осеннюю грязь». Наконец добрались до правления колхоза. «Наверху, на втором этаже слышались песни, а внизу Лариса Александрова рассказывала про «Димку в телевизоре». Наконец,  вышел учитель и сказал, что все идут вытаскивать свёклу. «Снова двинулись длинной вереницей к свекольному полю.

Вся школа похожа была на армию Наполеона. Многие увязли в грязи, промочили ноги. Добрались до мельницы. Переправа!!?? Да ещё какая!!??.

Длинный совершенно узкий мостик! Доски, составляющие его, лежат не горизонтально, а под углом друг к друг. Переправились еле-еле да ещё с помощью учителей».  И вот уже поле близко, но тут новая переправа. «Да ещё интереснее первой! – восклицает автор. – Спуститься нужно было к переправе по каким-то прутьям. Особо отличившихся, в страхе Анатолий (отчество не указано) перекрестил перед переправой: «Господь с тобой».  И вот, наконец, поле. «Подошли к полю уставшие, голодные, промёрзшие. Руки у всех были красные, как густые лапы», - пишет девочка. Но самым обидным, наверное, было то, что работы оказалось совсем немного. «Вытащили по две борозды свёклы. Вот и все! 2 часа!» Перекусив остатками содержимого своих корзиночек, «взвалили вилы и лопаты на плечи» отправились домой, но уже другой дорогой.  По описанию рассказчицы дорога была лучше, но все равно не обошлось «без потерь». Одна девочка, Рита Шестопалова, упала в грязь, потом один из учителей рассказывал, как это произошло: «Идёт передо мной какая-то девочка в сером пальто. Кругом грязь. Эта девочка запнулась за проволоку. Я посмотрел на неё: а она бах! И плавает на спине».

Это сейчас через 50 лет девочки, возможно,  со смехом вспоминают этот эпизод, но  не думаю, что его можно назвать моментом счастливой школьной жизни.

К тому же, погода к моменту выхода стала ещё хуже, снег сменился мелким осенним дождём,  «от которого было ещё более неприятное ощущение». Домой девочки вернулись только в 5 часов вечера  «самым наихудшим настроением». А ведь завтра им надо было идти в школу. Надо было идти в школу и учителям, которые весь воскресный день тоже провели в этом кошмарном походе. В этом описании похода в Сновицы я увидела не школьную жизнь, а настоящую советскую деревню первых послевоенных лет. Не ту глянцевую, счастливую и радостную, которая представала перед учениками со страниц школьных учебников, а настоящую, реальнее не придумаешь! У нас в экспозиции в музее представлено письмо выпускницы школы 1951 года  Ларисы Киккас, которая писала директору школы, что, поступая в Ленинградский университет, они писала сочинение на тему «Женщина в колхозе - сила» (выражение Сталина). Да, чтобы ходить по таким дорогам, женщина должна была быть сильной!    

Среди  других удивительных документов послевоенного времени, хранящихся в нашем школьном музее,  особое место занимают документы из архива Веры Всеволодовны Волской.

В 1944 году её вместе с мужем направили на работу в семилетнюю Подлесную школу Серебрянопрудского района Московской области, где она работала до 1948 года. Почему она привезла во Владимир ученические тетради, планы и отчёты о работе Подлесной школы трудно объяснить, но сейчас они хранятся в нашем школьном музее. Удивительна судьба этого архива.                                                                      

В июне 2002 года  мальчишки-старшеклассники принесли в школьный музей большую,  плетёную корзину  со старыми тетрадями, которую они нашли в сарае под снос на улице Менделеева (на перекрестке этой старой улочки и улицы Луначарского стоит сегодня наша новая гимназия, а за ней  старая наша школа).

Когда-то Вера Всеволодовна жила на улице Менделеева в доме № 4. В 60-е годы она получила квартиру, дом снесли, а в старый сарай во дворе никто не заглядывал. Там-то и простояла эта волшебная корзина с уникальными документами по истории нашей школы, школы № 2, Подлесной и ещё нескольких школ, в которых работала Вера Всеволодовна в 30-50-е годы. 

В 2002 году эта корзина с документами была признана Владимиро-Суздальским музеем-заповедником лучшей находкой года. Ведь бумажные документы такого рода не хранятся - они выбрасываются.  И Вера Всеволодовна не собиралась их хранить. Переезжая в новую квартиру, она сложила их в старую корзину и оставила в сарае, уверенная в том,  что кто-нибудь из жителей соседних домов сожжёт их в печке.  А они сохранились. Конечно, чудо. Даже чернила не растеклись!

Документы Подлесной семилетней школы являются яркой иллюстрацией  работы учителей послевоенных лет в жёсткой системе коммунистической идеологии.

В одной из школьных тетрадей, подписанной «Материалы о начальной и семилетней школе» рукой Веры Всеволодовны написан доклад о задачах сельской школы  в послевоенное время.  Главная задача, поставленная перед сельскими учителями – это «реализовать программу перестройки школы на селе в целях более тесной  её связи с практикой социалистического земледелия». «Сейчас наша страна вернулась к мирному созидательному труду. Пятилетним планом определены грандиозные перспективы восстановления и дальнейшего развития нашего социалистического хозяйства. Огромное значение имеет процветание коллективного хозяйства, - пишет Вера Всеволодовна. Она выражает сожаление в докладе, что сельская школа в стороне от жизни колхоза. А ведь учащиеся в сельской школе должны иметь «отчётливые представления о важности и преимуществах труда коллективного, социалистического перед трудом крестьянина-единоличника». «Мы же, - пишет дальше Вера Всеволодовна,- получаем здесь обратную картину. Труд единоличника дает и имеет лучший урожай». Никаких сомнений в том, что такое положение на селе «плохо» у Веры Всеволодовны нет. Она пишет, что необходимо сделать все возможное, чтобы «возбудить у них (школьников) стремление изо всех сил трудиться на благо колхозного строя. Такое требование жизненно, педагогически правильно. Требование это выполнимо». – Так заканчивает она эту часть своего доклада.

Она не пытается ни размышлять, ни анализировать ситуацию с трудом единоличника на селе. Она рассуждает только о том, как можно добиться изменения сложившейся ситуации.

Для этого надо вооружить учителей необходимыми методическими пособиями, шире пропагандировать опыт передовых сельских школ. Я не сомневаюсь, что так думали и действовали тысячи советских учителей и директоров школ на селе, изнуряя себя, но, не сомневаясь, что они выполнят поставленную партией задачу, не свернут с пути, указанном великим вождём товарищем Сталиным. «Но беда наша в том,- пишет Вера Всеволодовна в другом конспекте, очевидно, на каком–то другом совещании по проблемам сельской школы, - что мы сейчас находимся в таком окружении, что и родители настроены против работы в сельском хозяйстве. Обязать учителей работать так, как от нас требует партия и правительство». «Каждая школа должна работать по организации показательного образцового участка. Каждой школе дать задание составить план по трудовому воспитанию». А в самом конце страницы записано: «Настроение родителей: вы учите наших детей не к труду, а чтобы наши дети могли заниматься умственным трудом… Работа с родителями, агитация родителей на работу в колхозе». Эти строчки можно расценивать, как признание крайне тяжёлого положения жителей в деревне.

Родители не хотят свои детям такой жизни, на которую они обречены в колхозе. Родители стараются отправить своих детей жить и учиться в город.

В архиве Веры Всеволодовны сохранился «Отчёт по итогам работы школы за 1 полугодие 1947-48 учебного года». Это – черновик, но и по нему видно, что в Подлесной школе в начальных классах  по два класса в параллели, а с 5 по 7-й по одному.  Если в начальных классах на 1 января 1948 года в школе 194 ученика, то в 6-м классе только 15 учеников, а в 7-м -14!  То есть после 4 класса количество учащихся в школе резко сокращается. Почему?  Ведь в учебнике так красиво написано о счастье учиться в советской школе!

В 1948-49 году Вера Всеволодовна уже работает во Владимире в вечерней школе-семилетке № 5. Среди документов этого периода сохранился её личный план, который называется «Мероприятия по повышению идейно-политического уровня и педагогической квалификации на 11 полугодие 1948049 уч. года». Вот перечень некоторых пунктов этого плана: «1. Изучить 7-8-9-10-11 главы биографии Сталина до конца учебного года. 3. Прочитать книгу Бадаева «Большевики в Государственной думе». 5.Разработать доклад на тему «Методы повышения успеваемости в школе». 7. Проработать доклад Лысенко «О положении в биологической науке». 8. Аккуратно читать газеты «Пионерская правда», «Учительская газета», «Комсомольская правда», «Призыв». 10. Прочитать следующие книги: «Избранные произведения Мичурина», «Избранные педагогические произведения Крупской», «Экзамены в советской  школе» Перовского, «Белая берёза» М. Бубенкова (к 1 февраля), «Люди с чистой совестью» Вершигора (к 1 марта), «Береги честь смолоду» (к 1 апреля)».

Наверняка, такая форма плана была единой для всех учителей страны. Все они в обязательном порядке сообщали администрации,  что они и в какие сроки читают и изучают. Ни одна сторона жизни советских людей не могла быть скрыта от партийного руководства любого учреждения.

В документах Веры Всеволодовны Волской, хранящихся в нашем школьном музее, я нашла подтверждение мыслям Дмитрия Волкогонова в его книге «Семь вождей», главу в которой о Сталине я по совету Веры Сергеевны прочитала очень внимательно. Он пишет: «Сталин формировал систему, в фундаменте которого находились: безгрешная, универсальная» единственно истинная» идеология,  «…» единственный всеми любимый вождь, почти земное божество. «…» В этом обществе было всё… кроме свободы человека, личности. Аморфную, обезличенную толпу облачили в единое идеологическое одеяние, духовную униформу, сделав её послушным орудием достижения утопических целей. Самое страшное: многие, очень многие верили в эти идеалы» (Д. Волкогонов «Семь вождей». Москва 1997 г., с.196). 

Ещё одним подтверждением этой мысли может служить блокнот учителя математики нашей школы 40-60-х годов Беллы Ильиничны Янкелевич.

В экспозиции нашего музея ей посвящён целый раздел. В нем представлены фотографии Беллы Ильиничны разных периодов её жизни, личные документы и вещи, среди которых диплом об окончании московского педагогического института в 1939 году, квитанция  1944 года о перечислении 1000 рублей в фонд обороны, удостоверения к медалям, почётные грамоты, шкатулка с образцами рукоделия, очки, веер, книги из её личной библиотеки. Среди множества интересных документов Беллы Ильиничны  самым уникальным, на мой взгляд, является её блокнот с записями, которые она в него заносила в 50-е годы.  В нём нет записей личного характера, впечатлений о событиях тех лет, но, несмотря на это, он даёт ясно себе представить образ советского учителя первого послевоенного десятилетия, почувствовать  то время и царившую в стране идеологию.

Этот скромный  старенький блокнот с пожелтевшими от времени листами – яркое отражение внутреннего мира учителя сталинского времени.

Каких только удивительных фактов, пословиц, крылатых фраз и выражений в нём не встретишь! Беллу Ильиничну интересовало всё: природа и наука, музыка и живопись, театр  и кино, проза и поэзия, медицина и педагогика, философия и фольклор! Особенно много записей встречается о пользе труда. Например, «Цель и счастье жизни – труд. Так много труда, такое широкое поле знаний раскрывается перед глазами,  и чем дальше идёшь, тем горизонт всё больше и больше расширяется и, право, нет времени задавать себе  неразрешимый вопрос «зачем, зачем мне жизнь дана» (Вересаев)». Или высказывания А.М.Горького: «Хозяин тот, кто трудится» или  «Любите труд. Никакая сила не делает человека великим и мудрым, как это делает сила труда – коллективного, дружного, свободного труда» (А.М. Горький). Читая эти прекрасные строки о величии труда, труда коллективного, бескорыстного, труда на благо всего социалистического общества я почему-то  вспомнила описание ученицами 9-а класса их похода в дождливый воскресный день 26 октября 1952 года в село Сновицы убирать свёклу. Вот казалось бы, образец «труда коллективного, дружного, свободного». Но что-то никакой радости от такого счастливого труда на благо Родины я в том рассказе не заметила. Одно раздражение, опустошенность и усталость. Да и  прибавления «мудрости»  и «величия», о которых говорит А.М.Горький,  никто из участников этого благородного дела не почувствовал. Очень много высказываний в блокноте Беллы Ильиничны о пользе хороших книг и знаний. Особенно много таких высказываний из Горького: «Книга, быть может, наиболее сложное и великое чудо из всех чудес, сотворенных человечеством на пути его к счастью и могуществу будущего», «Чтением хороших книг расширяйте свой кругозор, улучшайте свои вкусы. Я советую читать и изучать классиков», «Любите книгу. Она облегчит вам жизнь, она научит вас уважать человека и самих себя, она окрыляет ум и сердце чувством любви к миру и человеку». Очень красиво!

Советские учителя читали, восхищались, выписывали и заучивали эти «великие» мысли великих писателей, учёных и философов всех времен и народов, убеждённые в том, что они смогут изменить  любого человека и сделать  его великим и прекрасным. 

«Нет силы более могучей, чем знание: «человек, вооруженный знаниями, непобедим», «Любите книгу – источник знания, только оно может сделать нас духовно сильными, честными, разумными людьми, которые способны искренне любить человека, уважать его труд  и сердечно любоваться  прекрасными плодами его непрерывного великого труда» (А.М.Горький). Цитат классиков марксизма-ленинизма в блокноте мало, не более двух-трёх. Так,  в конце страницы о жизни конструктора Яковлева цитата: «Без книги нет знаний, без знаний нет коммунизма». Ленин». А разве сегодня мало накоплено человечеством знаний? Почему же он сегодня так далёк? Неужели мир потерял весь запас своих знаний!? Нет. Просто этот лозунг был  в сталинские времена очень удобен для идеологического убеждения советских  в незыблемости социалистических устоев. Эта фраза была близка и понятна только людям сталинского времени! На одной странице блокнота Беллы Ильиничны записано только одно выражение Сталина: «Если человек не может грамотно, правильно изложить свои мысли, значит, он и мыслит также бессистемно. Как же он в порученном деле наведёт порядок?» Что-то страшное я чувствую в этих словах.  Она просто и сразу приговаривает человека, который по какой-либо причине не умеет красиво и складно говорить, к его непригодности в советском обществе, неумению хорошо работать. Но это не так! А ведь умело пользуясь этой сталинской фразой, кто-нибудь из завистников  в те времена мог лишить хороших и добросовестных людей и работы и должности! Но Белла Ильинична записала эту фразу к себе в блокнот. Она видела в них логику и верила в мудрость великого вождя. Она была воспитана сталинской системой, и все сталинские мысли ей казались истинными.

Белла Ильинична  была одним из лучших учителей школы 50-60-х годов. Она много знала и стремилась к знаниям и круг её интерес очень широк. В её блокноте я нашла огромное количество полезной информации. И о том, что самый большой цветок на земле – Рафалезия Арнольди, что индейцы Амазонки начали носить резиновую обувь раньше европейцев, что первый карандаш появился в Англии в 1560 году.

А сколько в её блокноте забавных случаев из жизни выдающихся людей: Гюго, Толстого, Менделеева, Суворова, Герца!  Белла Ильинична – исключительно любознательный человек! На страницах  её блокнота под заголовком «Почему мы так говорим» сделаны выписки о происхождении таких выражений, как «Деньги на бочку!», «Дело в шляпе», «Седой, как лунь», «Во всю Ивановскую», «Гомерических смех» и других. И всё же основную часть содержащейся в блокноте информации, даже если это пословицы,  поговорки и стихи  составляют такие,  в которых выражена  необходимость полезного труда, знаний, упорства в достижении цели, величия советского человека и человека вообще. «Побеждает только сильный духом! К чёрту людей, не умеющих жить полезно, радостно и красиво! К чёрту сопливых нытиков!» (Н.Островский). «Не замыкайся в себе. В коллективе ярче и богаче станет ваш труд» (Иоффе). Одна сила ещё не всё составляет: важны подвиги, в которых она бы проявилась!» (Белинский). «Кто храбр, тот жив, кто смел – тот цел» (Суворов). «Величие человека в его руках» (персидская пословица)», «Хотеть не достаточно, надо действовать» (Гёте, «Все победы начинаются с победы над самим собой» (Леонов), «Чем разумнее человек, тем больше он находит вокруг себя интересных людей.  Люди ограниченные не замечают разницы между людьми» (Паскаль)».

А на внутренней стороне обложки блокнота выписано выражение. Карла Маркса: «В науке нет широкой столбовой дороги, и только тот может достичь её сияющих вершин кто, не страшась усталости, карабкается по её каменистым тропам». По словам моего руководителя Веры Сергеевны Бузыковой, которая училась у Беллы Ильиничны в середине 60-х годов, Белла Ильинична очень любила эту фразу и часто повторяла её на своих уроках. 

Блокнот Беллы Ильиничны – есть в действительности реальное отражение того  «идеологического одеяния»,  той «духовной униформы», в которые, по словам Дмитрия Волкогонова, было одето подавляющее большинство людей, живших в период царствования Сталинской «безгрешной» конституции. Индивидуальность, личность человека растворялась под напором «пропагандистских штампов». И всё же на одном единственном листочке блокнота мне удалось обнаружить то, что мне так хотелось найти. На листочке в клеточку, по размеру совпадающем с размерами блокнотного листа, рукой Беллы Ильиничны сделаны следующие записи: «Чувство симпатии может возникнуть сразу./Его надо проверить/». Это понятно. А вот дальше: «Любовь - чувство, которое пробуждает у человека желание быть лучшим, чем он есть, толкает его на подвиги» и «Действительно любящий человек способен простить и забыть ошибки того, кого  любит». Впервые  здесь лицо чуткой женщины, которая, без сомнения, испытывала счастье не только от чтения  прекрасных книг с прекрасными мыслями, но и от простых человеческих чувств, которые тоже могут заставить человека идти на подвиг и становиться лучше, чем он есть.  Но эти строки практические утонули в море блестящих книжных истин.

 

Самовар, чугун, угли, боты, валенки, керосин – и ясная вера в коммунистическое будущее

Чем больше я изучала документы школьного архива первых послевоенных лет, тем ярче проявлялся контраст между картинами счастливого детства в советской стране, которое дано в школьных учебниках и детской художественной литературе и реально тяжелыми условиями быта учащихся и их семей. В архиве музея храниться немало воспоминаний выпускниц школы 40-ых, 50-ых годов. Они были записаны в разные годы ребятами, занимавшимися в нашем музее, или присланы почтой из других городов, где сегодня живут многие бывшие ученицы 3-ей женской школы.

К сожалению, описаниям быта в этих воспоминаниях уделено не так много внимания, как бы мне хотелось. И все-таки даже они позволяют увидеть, как жило большинство детей.

В воспоминаниях Анны Бухман, окончившей нашу школу с золотой медалью в 1950-ом году, рассказывается, что в военные и первые послевоенные годы ее мать при отсутствии подсолнечного масла жарила картошку на рыбном жире, который имел такой отвратительный запах и вкус, что ее сестры (в семье было четверо детей) отказывались от еды. В магазинах также не было многих вещей первой необходимости. В воспоминаниях Л.В. Дракуновой, выпускницы 1951 года я прочитала о том, что ее мать, узнав, что в магазине будут продавать ситец, заняла очередь с вечера и стояла всю ночь, а с открытием магазина купила семь метров ситца. Она также пишет, что

очень трудно было купить учебники. Девочки устанавливали очередь, кто кому будет передавать тот или иной учебник. На всю жизнь Лидия Васильевна запомнила чувство радости, которое она испытала, когда мама на рынке купила ей за сто рублей учебник по истории древнего мира.

А реальная цена школьного учебника не превышала 1,5-2 рублей! Специальной спортивной обуви и костюмов не было. По возможности их шили родители. Если не было спортивного костюма, то девочки на физкультуре занимались прямо в платьях. Вспоминая походы на сельхозработы, выпускница 1948 года Л.Е. Крохина описывает поездку в Небыловский район, где они серпами убирали хлеб и складывали скирды. Еще одна выпускница 1948 года Изабелла Ивановна Дятлова в своем письме вспоминала, что в первые послевоенные годы, как и в войну, нечем было отапливать школу «Мы сами ездили заготавливать дрова, чтобы можно было хоть немного обогреть школу. Однажды, мы привезли машину дров, а слезть с машины уже не могли, так замерзли». В нашем музее храниться фотография поездок девочек на грузовиках на помощь колхозу. Однако выпускницы называют годы своей учёбы в школе счастливыми. Воспоминания об этих счастливых годах в школе у всех  выпускниц очень одинаковы: все любили заниматься в драмкружке, петь в школьном хоре, танцевать; ответственно относились к комсомольским поручениям, комсомольским собраниям, помогали отстающим,  помогали колхозникам; сами готовили все вечера, выпускали стенгазеты. 

Я решила встретиться с некоторыми выпускницами нашей школы послевоенных лет и Вера Сергеевна помогла мне в этом.

Мне всё-таки хотелось выявить, какая была повседневная жизнь школьниц и в чем заключается феномен «ностальгии», по тому времени, которое они называют счастливейшим.

Первая моя встреча была с Галиной Михайловной Ефимовой (в девичестве Мешалкиной), которая состоялась в школьном музее. Она училась в нашей школе с 1 по 10-ый класс и окончила её в 1950-м году с серебряной медалью. Она рассказала, что в школе с первого класса была лидером. Она  старалась быть лучшей. Ей хотелось всегда делать много хороших дел. Похвала и благодарность учителей для неё много значили, и она старалась быть достойной, чтобы и учителя и школа могли её гордиться. Галина Михайловна не только хорошо училась, но и прекрасно пела, занималась в балетном кружке при городском Дворце пионеров, занималась в школьном драмкружке,  была председателем совета дружины им. Олега Кошевого, а став комсомолкой, секретарём комсомольской организации.

А ведь у Галины Михайловны было очень тяжёлое детство. После ареста отца в 1935 году по 58 статье, она с матерью и старшей сестрой вынуждены были уехать из Москвы к родственникам во Владимир. Чтобы устроиться на работу её матери пришлось оформить развод с отцом. Родственники очень боялись, что кто-нибудь узнает о том, что у них живут члены семьи врага народа. Чтобы как-то оправдать своё проживание у них,

мать Галины Михайловны делала по дому всю черную работу и вставала в 5 утра, чтобы приготовить еду на всех прежде, чем уйти на работу. Жили и спали они в прихожей на широком сундуке. Лишь после возвращения  через пять лет отца, они стали снимать  в частном доме по улице Ильинской-Покатой комнату с кухней.

Галина Михайловна считает, что они жили хорошо, у них в комнате была оттоманка, большое зеркало и  даже, пусть потёртый, но  ковёр на полу. По тем временам такие предметы обстановки воспринимались как предметы определенной роскоши.

Несмотря на всю комсомольскую активность, отличную учебу и дисциплину, судимость отца сыграла в юности для Гали отрицательную роль. В 9 классе её избрали членом обкома комсомола и выдвинули делегатом на 11 съезд комсомола. И вот тут-то и выяснилось, что её отец был  когда-то врагом народа. И её не отправили на съезд.  По той же причине её не взяли пионервожатой в пионерский лагерь  для детей  сотрудников УВД, а в институте, несмотря на отличную учёбу и активную комсомольскую работу, отклонили её кандидатуру на присвоение сталинской стипендии.

Партия и её вождь были беспощадны ко всем, кто имел какое-нибудь отношение к людям, «провинившимся» перед Родиной. Но Галина Михайловна, уже завербованная и закрученная в водовороте идеологической и политической пропаганды, так на долгие годы и осталась преданной этой системе. Большую часть своей жизни она проработала инструктором обкома партии, ответственной за работу вузов и школ.

Вторая моя встреча состоялась с выпускницами 1949 года: Леной Черняевой, Валентиной Чиковой, Ириной Петруниной и Раисой Гущиной. Наша встреча длилась более четырех часов, но время пролетело незаметно. Когда они услышали мою просьбу рассказать об их повседневной жизни дома в те далёкие годы, они были очень удивлены, но со смехом стали вспоминать своё «счастливое» детство в родном доме. Слушая их рассказы, я холодела от ужаса, представляя, чтобы было со мной, если бы я была на их месте.

Валя Чикова жила в полуподвальном помещении, окна которого находились на уровне земли.  В доме было полно крыс, так как рядом с домом была помойка.

По ночам они бегали по столу, окну, стульям, и когда мать работала в ночную смену, она брала с собой в постель какой-нибудь тяжёлый предмет, чтобы в случае, когда крысы очень «разойдутся» с шумом бросить этот предмет в темноту. Это пугало крыс, и они на время успокаивались. Раиса Ивановна Гущина говорила тоже и о своём жилье. У них был очень хороший кот, и по утрам они обнаруживали перед дверью по 5-8 крыс, уложенных их охотником. Рая с младшей сестрой не вставали с постели до тех пор, пока отец не уносил всех крыс.

Мать Вали Чиковой не имела образования и бралась за любую работу, чтобы кое-как свести концы с концами. Одно время она вязала на дому на специальной машине какие-то красивые чулки, которые в то время были в моде.

Если случайно одна петелька спадала, то весь чулок быстро распускался до пятки. Важно было вовремя ухватить эту петельку.  Валя помогала матери в этой работе.  С большой гордостью и радостью она вспоминала случай, когда её за хорошую работу наградили талоном на платье. Вот этот случай и был в её детском понимании  заботой государства о детях.

Большое впечатление на меня произвёл рассказ  Елены Павловны Черняевой  о том, как они с подружкой Галей, устав от голодной жизни, решили оставить школу и поступить в техникум молочно-мясной промышленности, о наборе в который прочитали в газете. Девочки надеялись, что, окончив этот техникум, они всегда будут вдоволь иметь мяса и молочных продуктов.

Техникум находился в Детчинском районе Калужской области, в 18 км от станции Суходрев. Он был расположен на территории бывшего мужского монастыря. В одном из корпусов монастыря было само училище, а рядом два больших барака для студентов. Вблизи также были домики, в которых жили преподаватели и обслуга техникума. И кругом  - голое поле. Преподаватели все были поселенцами из осуждённых по 58 статье.

Чтобы как-то прокормиться, Лена и Галя ходили по ближайшим деревням, обменивая мыло на картошку. Посылки с мылом им присылали из дома родители, которое они варили сами на дому. 

Также девочки работали уборщицами в техникуме. В конце декабря 1947 года, накануне денежной реформы им выдали 150 рублей старыми деньгами, а 15 рублей новыми. Старые деньги надо было истратить до 1 января, а купить в магазине было нечего. Все-таки девочкам удалось найти в одном магазине кильку в томате, и они на все деньги купили консервы. Им также на первую половину января выдали по две буханки хлеба. Девочки обрадовались, что они долго будут есть кильку с хлебом. Радость омрачилась тем, что полученный ими хлеб было невозможно есть, так как он был (для веса) смешан с землёй.

Учащихся техникума часто на лошадях вывозили в соседние колхозы помогать колхозникам. Работали, конечно, бесплатно: перебирали проросшую пшеницу, молотили эту проросшую пшеницу. В бараках, где жили студенты, в каждом помещении жило по 8 студентов. В помещении стояло четверо нар: на одних нарах спали по две студентки. Промаявшись год, Лена Черняева бросила техникум, не кончив курса.







Категория: Александр Матусов | Добавил: Студень (15.03.2013)
Просмотров: 6076 | Рейтинг: 1.0/1

Всего комментариев: 0
avatar
Форма входа


Рекомендуем прочесть!

Прочтите в первую
очередь!
(Админ рекомендует!)


Тихон Скорбящий 

Надежда Смирнова 

Алексей Петровский 

Элла Аляутдинова 

Павел Панов 

Вячеслав Анчугин 

Елена Игнатова 

Николай Покидышев 

Валерий Жуков 

Николай Ганебных 




Объявления

Уважаемые авторы и читатели!
Ваши вопросы и пожелания
вы можете отправить редакции сайта
через Обратную связь
(форма № 1).
Чтобы открыть свою страницу
на нашем сайте, свяжитесь с нами
через Обратную связь
(форма № 2).
Если вы хотите купить нашу книгу,
свяжитесь с нами также
через Обратную связь
(форма № 3).



Случайный стих
Прочтите прямо сейчас

20 самых читаемых



Наши издания



Наш опрос
В каком возрасте Вы начали писать стихи?
Всего ответов: 109

Наша кнопка
Мы будем вам признательны, если вы разместите нашу кнопку у себя на сайте. Если вы хотите обменяться с нами баннерами, пишите в гостевую книгу.

Описание сайта



Мини-чат
Почта @litclub-phoenix.ru
Логин:
Пароль:

(что это)


Статистика

Яндекс.Метрика
Онлайн всего: 2
Гостей: 2
Пользователей: 0

Сегодня на сайт заходили:

...а также незарегистрированные пользователи

Copyright ФЕНИКС © 2007 - 2017
Хостинг от uCoz