Вторник, 25.06.2019, 03:24
Приветствую Вас Гость | RSS

  ФЕНИКС литературный клуб


Поиск
Случайное фото
Блоги







Полезные ссылки





Праздники сегодня и завтра

Права
Все права на опубликованные произведения принадлежат их авторам. Нарушение авторских прав преследуется по Закону. Всю полноту ответственности за опубликованную на сайте информацию несут авторы.

Стихи и проза

Главная » Стихи и проза » Стихи Рождественского конкурса » Стихи Рождественского конкурса 2013-2014
Стихи Рождественского конкурса 2013-2014

Владимир Андреев. Стихи (проект книги)
ВЛАДИМИР АНДРЕЕВ

КАРТИНКИ МАРТА
Сугробы с крыши сползают только так,
Сосульки звонко плачут: кап-кап-кап…
Весну почуяв, молодые дворники
Берут в осаду улицы и дворики…
Бежит троллейбус, солнышком ошпаренный,
Бежит народ, весной наскипидаренный,
Ручьи бегут, журчат и хороводятся,
Меха с плеч сбрасывают модницы…
Застыли парни — холостые и женатики,
Спокойно жили зиму — и вот на тебе,
Вопрос себе задать готовы многие:
«Чего такие девки длинноногие?»
Вопрос про ноги явно риторический…
Размеры ног сложились исторически,
Чтоб взгляд мужской ловить и привораживать,
А для чего, зачем — не надо спрашивать!
(Я не знаю, я — не Пушкин!)
Девчонки наши — впрямь оближешь пальчики
(И не только),
Их силуэт — как эскимо на палочке…
Прекрасный пол из моего Отечества
Волнует половину человечества!


ВОРОЖБА
Январь! Зима пошла под гору…
Над каждой крышей — дым столбом,
И — Рождество! И в эту пору
Придут гаданья в каждый дом:
Сберутся девушки в кружок,
На стол с водой поставят блюдце,
Смеясь, гурьбой к нему сомкнутся
И вскликнут: «Где же ты, дружок?!»
А то все, выйдя на крылечко,
Начнут с ноги кидать пимы
К тому, по ком болит сердечко…
(Пимы не раз ловили мы.)
О Русь моя! Ты зря крестилась!
Ты на себя взгляни в трюмо…
Уверен, лучше б ты окстилась,
Чем лезть с ногами в то «дармо»*.
Ведь до сей поры ворожишь,
Гаданьям учишь молодёжь!
Прости её за это, Боже,
Прости, ну что с неё возьмёшь?

*Дармо — от слова даром.   


        ПОЭМА О МАТЕРИ

Ма-ма!
    МА-моч-ка!

Была б ты живая, мама,
Я жил бы совсем не так:
И в рот бы не брал ни грамма —
Ни водку и ни коньяк!

Я не был бы очень дерзким,
Не жил спустя рукава…
…В камине горят по зверски
Берёзовые дрова.

Вот также сгорают и люди,
К тому же мела метель
Мороз был в ту Зиму лютый,
Мы быстро сожгли плетень.

Потом принялись за сени
И прочий чердачный хлам
Бывало, что я у соседей
Поленья таскал по ночам.

Но я не считал себя вором —
С морозом плохая игра —
У них этих дров были горы,
А мы замерзали в край!

Сгорели в печи полати,
Взлетев фейерверком искр,
Но время сказало: «Хватит!»
Весна предъявила иск.

Мы все поначалу ожили, —
Теперь-то конец всему,
Но голода острые ножики
Уже подступали к селу…

Сначала была картошка,
Потом кожуру толкли,
И волки скреблись в окошко
И ты хоть ори не ори…

Но волки — лесные звери,
Повоют да в лес уйдут…
Не верится, что мы ели
Крапиву и лебеду!

Спасибо тебе, крапива!
За то, что я жив и здоров…
Хоть ты и совсем не красива,
Но ты мне милей цветов!

Июль разгорался вяло.
Трава запотела от слёз,
А мама литовку искала,
Готовясь идти на покос.

Покос был за дальним полем,
И транспорт — солдатки горб
За это — позднее, боли,
Её спеленали в гроб.

Трава уродилась — прелесть!
А ну-ка, гульни, коса,
Под вечер мы ягоды ели,
Их было полно по лесам.

Ах, мама, любимая мама!
Прости мой дурацкий нрав,
И то. Что я был упрямым,
За всё, в чём я был не прав?

А был я не прав во многом —
Включая Войну и хлеб…
Была возле дом наш дорога —
Был в доме у нас ночлег…

Полуторки и трёхтонки…
К детям шофёры нежны.
Всё было у нас в избёнке,
Но это от страшной нужды!..

И ночь была целым веком,
Не ночь, а сплошной кошмар…
И я непослушные веки
От страха руками сжимал!

Но вновь голубели стёкла,
Рассвет — молоко с водой.
Орала соседская тёлка,
Предчувствуя скорый убой.

Зима наступила рано.
В сусеке подохла мышь.
Неделю мелели бураны
Наставив сугробов до крыш.

В углу тосковали боги.
Отец затерялся в войне.
Меня. Чтоб не вытянул ноги,
Мать собрала к родне.

Дорога была, как в сказке,
Вот только кобыла — смех!
И дядя глядел с опаской
На кем-то изрытый снег…

А лес и темней и гуще,
Дороге не видно конца,
И вот уже сумерек тучи
Тревожно клубятся в кустах.

И вдруг встрепенулась кобыла —
В лесу заплясали огни.
И дядя, что было силы,
Завыл вдруг: «Гони! Гони!»

Тогда я не чувствовал страха,
Лишь сердце стучало сильней,
А дядя всё ахал и ахал
Вожжой по костлявой спине.

Но звери напрасно трудились,
Задаром точили клыки:
Навстречу нам дровни катили,
А в них — из Сувор мужики!

Суворы! Грязнуха! Каменск!
Лесистая глушь кругом,
Понять не могу, как маме
Пройти удавалось пешком.

Но я и не думал про это,
Мне б только поспать да поесть.
…Несла она людям газеты,
Несла от знакомых весть!

* * *
Я был на проказы мастер.
Я любую совался щель:
То выбью окошко настеж,
Устроя в окне качель,

То — убегу за околицу,
Чтоб посмотреть водополицу,
То — влезу на каланчу
По солнечному лучу!

Мать губы тогда сжимала
И я уже знал зачем…
Штанишки с меня снимала
И жару давала затем…

Как больно ремень дерётся!
И я ей сквозь боль ору:
«Вот только отец вернётся,
Я всё про тебя расскажу!»

Клопы облепили брусья,
Сто лет не белён потолок.
Посмотрит она, так с грустью,
«Какой ты глупыш, сынок!»

Ах, мама, я так страдаю
За тот полудетский вздор!
Была б ты сейчас живая,
Не знал бы печали мой взор.

Но ты столько лет, как дремлешь,
Под толщей земли и снегов,
Я очень люблю деревню,
Но ты мне милее всего!

Но ты мне всего дороже
Так много ты мне дала,
А то, что драла, ну что же
Наверное, мало драла!

Приди! Отхлещи меня вицей!
За грубость и просто так,
Чтоб мне перестали сниться
Те годы и наш чердак!

Была б ты живая если,
Я был бы совсем другим,
Другие бы пелись песни,
Другие писались стихи!

                ВРЕМЕНА ГОДА
    ЗИМА

Начало зимы
   
        1 декабря 1997 г.
Вот и прошла эта осень.
Тёплая, шла бы ещё.
Зябко с утра, но не очень:
Ни белых носов и ни щёк…

Нынче не те стали Зимы.
Кончились блеск их и треск.
То ли меняется климат,
То ли — проклятье с Небес!

Глянешь на сосны и ели —
Зелены! Лето само!
Дети и те обнаглели,
В холод едят «эскимо»

Давняя эта загадка.
Очень уж жалко ребят.
Холодно! Но, ведь, и сладко!
Вот потому и едят!

Приход зимы

Случилось это в ноябре.
Все ждали снег, его всё не было.
И было сыро на дворе.
И было пасмурно на небе.

И было муторно в душе.
И было холодно в квартире.
И все поверили уже,
Что снегу больше нету в мире!

Скорей всего, наоборот,
Мы не увидим больше Зиму.
И опечаленный народ
Шёл мимо церкви к магазину…

Когда беда приходит в дом
Мы все тогда кричим: «Милиция!»
Забыв про главное о том,
Что иногда надо молиться!

А ночью выпал первый снег.
Во что не верилось, ей-богу,
Кругом бело. Всё как во сне.
Пришла Зима. И, слава богу.

Первый снег

Вдруг подумается с утра:
По всему видать — пора,
У кого бы выпытать,
Скоро ли он выпадет?
Поглядим на облака,
Да, зима недалека.
Самая хорошая
Первая пороша.
Даже боязно ступать!
Потому и хлопоты,
Как бы хлопья хлопковые
Ненароком не проспать!
Столько правильных примет!
Ну а снега нет и нет.
Лопнуло терпение,
Что за невезение.
На кровати вытянулся,
И уснул, и выспался,
Из окошка высунулся…
Слава богу, высыпался!

Новый год

Декабрьские остуженные дни,
Как зеркала разбитого осколки.
Блестящие игрушки и огни —
Очарование Новогодней Ёлки!

Всё серое — отстань и отвяжись!
Не прихоть, не каприз и не причуда.
Заботами заполненная жизнь
Вдруг дарит всем нам по кусочку чуда!

Снегурочка и дедушка Мороз
Для каждого найдут смешную маску,
Ну а потом, не в шутку, а всерьёз,
Нас поведут в пленительную сказку.

Зажмуримся и всё, мы в ней уже.
Хлопушки, конфетти т грильянды.
У каждого из нас живут в душе
Подаренные детством бриллианты:

Алёнушка, Мальвина и Пьеро —
Внимание друг к другу и участье!
Жар-птица, обронившая перо,
Нашедшему дарующее счастье!

Весёлый, разноцветный хоровод,
Стремительный, хохочущий и яркий.
Прошедший год и наступивший Год —
Судьбы благословенные подарки!

С Новым годом

Нестерпимо сияет зима
Под продутым насквозь небосводом.
Будто это природа сама
Поздравляет нас всех с Новым Годом!

С НОВЫМ ГОДОМ! Под свист снегирей
На ветру тихо шепчет берёза:
«Будьте, люди друг к другу добрей,
Не деритесь, живите тверёзо!»

С Новым Годом! — кивает сосна,
С Новым Годом! — топорщится ёлка,
Скоро, скоро наступит Весна,
Ждать её нам осталось недолго!

С Новым Годом, мои земляки!
Всем невзгодам конец предсказуем!
Дни хорошие не далеки…
Как-нибудь да перезимуем!

Новогоднее

Пока горит полночная свеча,
Пока в ночи шампанское искрится,
Пускай уйдут невзгоды и печаль,
Пусть к Вам в окошко радость постучится!

…Как пусто и как холодно кругом!
Нельзя прожить, не видя и не слыша,
Как черти, хохоча, ломают дом,
Как дом горит, трещит и едет крыша…

Кто приказал, чтоб на похоронах
Вдруг заиграли свадебное скерцо?
Обидно, больно за тебя, страна,
До спазм в груди, до остановки сердца!

Свистит метель и злобствует пурга,
Россию превращая в ад кромешный.
Но, слава Богу, мы живы, пока,
И в нас, пока, не умерла надежда!

Ещё я верю, что разрезав тьму,
Слетит на землю солнечный жуланчик,
Мы улыбаемся все, и потому
В душе растёт и копится желание:

Пока горит полночная свеча,
Пока в ночи шампанское искрится,
Пускай уйдут невзгоды и печаль,
Пусть к Вам в окошко радость постучится!

Белое мельканье

Ах, это снежное мельканье!
Волшебный полог белой тьмы,
Когда под натиском зимы
Исчезнут улицы и зданья…

Не снег, а целые тетрадки:
Уже не видно мостовой,
И лишь охрипший постовой
Еще печется о порядке.

И никаких ограничений!
Есть только озеро белил…
Мне дорог этот миг и мил!
…………………………….
Надеюсь, я – на исключенье.

* * *
Баллада о снегопаде и сломанных деревьях
Всю ночь мело и сыпало с небес.
И, если бы, меня о том спросили,
Я бы сказал, тут обошлось не без
Вмешательства по ту сторонней силы.

Наверное, дьявол, ангел ли святой,
Задолбанный до колик перестройкой,
Издёрганный обычной суетой,
Решил проверить нас, землян, на стойкость!

Любой начальник — это словно вождь!
Чего уж говорить тогда о Боге?
Мы, как один все, встать и в снег и в дождь
Готовы, как солдаты по тревоге!

«Так точно!» «Есть!» Нас воспитали так.
И разорвав последнюю рубашку,
Если хотите, сам пойду на танк,
Лишь дайте в руки палку или шашку!

Как это глупо — с палкой на броню!
Или идти на пулемёты строем!
Как можно верить этому вранью,
Придуманным легендам о героях!

Тот лёг на амбразуру, тот на рельс.
Враги сдались? Остановился поезд?
Никто не сдался, состоялся рейс
И не про это вовсе эта повесть:

Когда вверху не умолкает гром,
При чём тут генералы и солдаты?..
Пурга утихла. Снегу-то кру-гом!
Теперь пора приняться за лопаты!..
……………………………………
Что о деревьях говорить, они,
По большей части, все глупы, как птички,
Они стояли насмерть, словно пни,
И потому ломались, словно спички!

Прогулка в сосновом бору

Ни звука не услышишь на версту.
И вот опять, как в позабытом детстве,
Я нынче очутился не в лесу,
А в сказочном, уснувшем королевстве.

Без отдыха, с зари и до зари,
Дозором неподкупным по округе
Зелёные стоят богатыри,
Закованные в снежные кольчуги.

Стоят у всей России на виду,
Заполненные радостью и светом.
Я медленно по просеке иду
И снег сшибаю варежками с веток.

Так час иду я, два, но вот в глуши
Бесхитростная наша птица — дятел,
От гулкой тишины немного спятив,
Ударит вдруг по клавишам души.

И в тот же миг вокруг — преображение!
Как будто после длительного сна,
Качнётся робко ближняя сосна —
И вот уже весь лес пришёл в движение!

Ещё быстрей, до головокружения!
И магнием взорвётся белизна!

Радуга Зимой

Я видел радугу Зимой.
Запомню это чудо надолго,
Зима сияла новизной:
На поле снег, а в небе — Радуга!

Добро бы, если б шла гроза,
Увидишь это чудо где ещё?
И я смотрел во все глаза
На это редкостное зрелище.

Откуда радуга взялась?
Со школьных лет известно вроде бы,
Здесь есть ещё прямая связь
Тебя, меня с понятием Родины.

Но я на спор идти готов,
Есть в радуге иные ценности,
Я видел вместе семь цветов,
Все семь! Но каждый — по отдельности!

Красный! Оранжевый! Жёлтый! Зелёный!
Голубой! Синий! Фиолетовый!
Или
Каждый охотник желает знать
Где скрывается фазан…

И в этом есть особый смысл:
Не майся с ахами и охами…
Себя, меня не путай с лохами,
А вечно помни эту мысль!

Зимняя прогулка

Зима нынче — на заглядение!
И снег удивительно чист.
Как только что вырванный лист,
Природа дала на прочтение!

Читаю его по слогам:
Хожу целый день по следам…
Вот за-яц ска-кал, вот ли-си-ца,
А вот и другая страница:

Здесь спали в снегу ко-са-чи.
Кровь, тише! В виски не стучи!
Сдираю с загорбка двустволку.
Стреляю вдогонку… а толку?

Да, ладно! Авось, не умру!
Забуду про эту муру.
Картошку поджарю с тушёнкой.
Найдусь, как-нибудь перед жёнкой!

Сорву, что-нибудь, не впервой!
Скажу, что боек не сработал…
Зима. Снег и Солнце. Суббота.
Пора возвращаться домой.

Рождество

Россия отмечает Рождество.
Тот светлый день, когда по доброй воле
Сошло на землю наше Божество,
Колокола поют об этом с колоколен.

Под этот звон возликовал народ.
И навсегда забыв тропинку к Хаму,
Народ! Ещё народ, а не урод!
Расчистил все пути-дороги к Храму.

По ним идти приятно и легко.
К златым вратам небесного чертога,
Где всех нас ждёт сквозь глубину веков
Бессмертный лик всевидящего Бога.

За нас страдая, вздыблен он на крест.
Прикованный гвоздями и распятый,
Он был рождён, казнён был, но — воскрес!
Чтоб люди жили праведно и свято.

Курится пламя восковых свечей,
Стирая скорбь на просветлённых лицах.
Огонь его пылающих очей
Нас побуждает плакать и молиться.

Крещение

Воды ледяная купель.
Прекрасно её ощущение!
Как будто опять колыбель
И таинство детства — Крещение!

Трескучий январский Мороз.
Так страшно — раздеться и в — прорубь!
Но, если ты сердцем матрос,
Смоги это сделать, попробуй!

На зависть замерзшей толпе,
Плыви, воплотившись в тюленя,
Да будет здоровья тебе!
Купель — это средство от лени!

Сегодня — Крещение! Ну что ж,
Заполним возможность такую:
Уже не тюлень Я, а — Морж!
Я — рад! Я — кричу! Я — ликую!

Зимнее…

Зима справляет именины,
Я ей читаю свой сонет.
Уже февраль до половины
Пропел, а снега — нет и нет!

Так, сыпнет горстку еле-еле
Из облака и снова тишь…
Мне дни такие надоели,
Когда всё больше ешь да спишь.

Я в лес хочу! Туда, где Эхо
В берлоге спит и ждёт свой срок.
Я разбужу его для смеха,
Пускай узнает мудрость строк…

И Эхо, в валенках дырявых,
Покуривая свой табак,
Начнёт кричать мне: «Браво, браво!»
И я поверю, это — так!

Гимн осине

Мороз, как говорится, впал в кураж
И ну трещать, показывая силу.
На ветках и стволах возник куржак,
Особенно пушистый на осинах.

Молва людская часто не права,
А мы все верим выдумке красивой:
«Осина не годится на дрова,
Поскольку не горит без керосина!»

Она горит до золота светясь,
И не стреляет, как ольха и ёлка!
Ложись и спи, спокойно, не боясь
Проснуться в шкуре воющего волка!

Огнём осиным чистят дымоход.
Сжигает сажу эта древесина.
Лежи себе на печке целый год,
Покуда есть в поленнице осина!

Ещё когда я в армии служил,
В снегах Сибири было не до лени,
Её теплом я сапоги сушил.
Варил на ней сибирские пельмени.

Кромсал её пилой и топором.
Пластал с размаху колуном на плахи.
Лес молчаливо вздрагивал кругом
И от жилья отодвигался в страхе!

…Чумазые, сидим мы у костра,
Счастливые, хохчущие рожи!
И боль разлуки до сих пор остра,
Но ничего исправить невозможно!

И был мороз под минус 60!
И мы в костёр бросаем наши лыжи
Осиновые, как они горят!
Не осуждайте! Так хотелось выжить!

                    ВЕСНА

Цветы на теплотрассе

Как будто говоря прохожим: «Здравствуйте!»
Пытаясь нас отвлечь от суеты,
Откуда не возьмись, на теплотрассе,
Возникли эти желтые цветы.

Средь мусора и комьев серой глины,
Ни холода, ни снега не боясь,
Стоят себе, цветут невозмутимо,
Им по фигу, что снег кругом и грязь!
 
Кто дал им это имя «мать и мачеха?»
Как будто мало слов других кругом?
Похожие на девочек и мальчиков,
Что приютил на время детский дом.

Они растут подставив лица солнышку,
На этот мир глядя из-под руки,
Цветут, как одинокие подсулнушки,
Всем сплетням, наговорам вопреки:

«Детдомовцы! Архаровцы!» однако,
Я ясность в эту проповедь внесу:
Ведь солнце светит сверху одинаково
Для каждого, живущего внизу!

И пусть они цветут на теплотрассе.
У каждого свой в жизни пьедестал…
Не важно на каком ты взрос матраце,
Важней совсем другое  — кем Ты стал!

Проводы зимы

Сегодня — проводы Зимы!
Она нам так наскучила,
Она приелась всем и мы
Её сожжём как чучело!

И я сказать не побоюсь
Вам правду упрощённую,
Сегодня я увидел Русь
Другую, некрещеную!

Вот на столбе орёт петух,
Видать, озяб на холоде.
Уже к нему, к советам глух,
Карабкается молодец!

А тут другое чудо — вот!
Не пьяная, а так, слегка,
В снегу стоит Зимы оплот,
Та, что зовём мы — Масленка!

На ней — дырявый сарафан.
У ней — вся рожа красная!
Она стоит, как истукан,
Хмельная и несчастная!

Гуляют люди — все горды!
По одиночке — парами!
Кругом торговые ряды
Сияют самоварами!
На небе солнышко, как блин,
Горячее и красное.
Встают из глубины былин
Обычаи прекрасные!

Капель

Тает снег. У малышей
Вновь улыбки до ушей!
Ручейки несутся вскачь,
Слышен тихий шёпот-плачь:

«Я на вид сов-сем невзрач-на!
Потому что я про-зрач-на!
Никому меня не вид-но!
Мне от этого о-бид-но!

Я не бел-ка!
Я не ца-п-ля!
Я воды ре-бё-нок, кап-п-ля!
У сосульки на носу
Я сижу и жду Весну!
А—а–а–а-а-а-а-а-а-а-а-а-аА!

Упаду и разобьюсь…
Будет больно?..
Ну и пусть!..

Весна

Снова тает, каплет, брызжет, льётся…
Над полями жаворонка трель.
Для чего нам жизнь прожить даётся,
Может, ты ответишь мне, апрель?

Синева распахнута, как окна,
Оглянусь — в сиянии воды
По низинам тихо вербы мокнут,
Над буграми лёгкий вьётся дым.

И стоят в немом оцепенении
Вдоль дорог седые тополя.
Будто и взаправду воскресение
Празднует страдалица — земля.

И по всей окрестности поётся,
Раздаётся в поле и в лесу:
«Для того нам жизнь прожить даётся,
Чтобы в сердце чувствовать весну!»

О весне

Крыши плачут от счастья, завидя апрель,
По горячему солнцу скучали полгода,
Жёсткий снег превратила в холодный кисель
По апрельски шальная погода!

Почернели дороги, как будто по ним
Кто-то землю таскал в проржавевшей посуде,
И немного длиннее становится дни
Под весёлые песни сосулек!

А соседний котёнок родился весной,
У него о весне никакого понятия,
Если в комнате холодно, лез с головой
В глубину рукава, к старой шубе в объятия.

Но весна есть весна, и разинув глаза
Смотрит глупый котёнок на таяние снега,
Если б мог говорить, то, наверное, сказал:
«Я хочу за стекло, отпустите побегать!»

***
Большая и веселая береза,
Счастливая и щедрая на сок,
А рядом, в рубашонке из бересты,
Березка, поджидающая срок.
Все юное — особенно ранимо.
Как взрослая, красива и стройна,
Березка та всем проходящим мимо
Весеннего готова дать вина.
Торопится! Ей хочется быть старше.
Не слыша, не желая понимать,
Все манит… подзывает…
Ей не страшно,
О чем ее предупреждает
                  мать.

1 апреля

Сегодня — первое апреля!
И, если это Вам не лень,
Возьмитесь, никому не веря,
Других обманывать весь день.

Звоните всем родным и близким,
Зовите их на шашлыки.
Предложьте им маршрут неблизкий,
Пускай бегут, как ишаки!

Зовите друга на охоту,
Его жену — сходить в кино…
Соседей иль ещё кого-то,
Прийти к Вам в гости на вино.

А сами вон из дома рано!
Отправьтесь в одиночку в путь,
Чтобы опомнившись, бараны
Вас не смогли бы обмануть!!!

Апрель

Апрель! Он весь насквозь, из голосов!..
Волнующих, прекрасных и неясных.
Обрывки непереводимых слов.
Ночной романс! Его поёт неясыть!

Едва услышу это: «У-гу-гу!»
Где пополам тревога и истома…
Я дома оставаться не могу,
Его заслышав, прочь бегу из дома!

Ночной простор!
В нём слышен шёпот звёзд!
Не одному мне в эту ночь не спится!
Меня доводит криками до слёз
Вокруг луны летающая птица.

Ночь колдовская царствует кругом!
Апрельская! Глухая! Роковая!
Весна лицо мне трогает крылом,
Как опахалом, щёки овевая.

Бегу за ней!
Бегу! Бегу! Бегу!
Бегу, бегу, в свою удачу веря.
Меня волнует это: «У-гу-гу!»
Чарующая музыка Апреля!

Весенний экспромт

Всходит солнышко огненно-рыжее,
Уползают потёмки в чащобу таёжную,
И берёзки качаются: ожили, выжили!
И теперь улыбаются солнцу восторженно.

День прибавился!

Стало повсюду просторнее!
Наливается синью безмолвие снежное…
Ниоткуда возьмись,
Зарождается чувство потустороннее,
Совершенно неясное,
Но, очевидно, что нежное.
Появляется песня,
В которой слова и мелодия
Мне предстанут
В такой невозможной гармонии…
Я её исполняю со сцены
В стенах филармонии,
И покажется мир этот
Чище и благороднее!

Весеннее

Небо синее и высокое,
Будто в озеро я гляжусь!
Вновь весна шальными потоками
Унесла давнюю грусть.

И теперь, как рождённый заново,
Я дивлюсь стороне родной,
Будто с глаз моих спала занавесь,
Огляделся, и Бог ты мой!

Вижу я как под солнцем яростным
Время правит свои чудеса:
Облака раздуваются парусом,
В синей дымке плывут леса.

Все пригорки, луга, селения,
Всё куда-то спешит и бежит…
Подхвати и меня, движение!
Закрути меня пуще, жизнь!

Ах, Весна, до чего же всё здорово!
Хочешь, так смотри, хочешь — пой!
И на все на четыре стороны —
Мир зелёный и молодой!

Берёзовый сок

Настороженный лес упруг и чуток.
Пронизанный снопами света лес…
Пью медленно берёзовое чудо,
Быстрей нельзя, уж очень мал надрез.

Не торопясь вбираю по крупицам,
Тяну по каплям сладкую водицу,
А жажда не проходит, велика.

И всё же я не буду торопиться,
Сто вёсен надо пить и не напиться.
На свете нету слаще родника!

Одуванчик

Я — поэт! Я — сочинитель! Я — обманщик!
Только в этот раз, ей-богу, я не лгу,
Одуванчик, облетанчик, обдуванчик —
Самый первый беспризорник на лугу!
    Припев: Ла-ла-ла. Ла-ла-ла!

Вот построились цветы, как на параде,
Горицветы, одуванчики, жарки,
Каждый молод! Каждый в солнечном наряде,
Все, как солнце, ослепительно ярки.
    Припев: Ла-ла-ла. Ла-ла-ла!

Не цветы; а просто солнечные брызги!
Окропили жёлтой краской все луга,
Ярко-жёлтые! Но, если, близко-близко,
Посмотреть, то золотистые слегка.
    Припев: Ла-ла-ла. Ла-ла-ла!

Но случится вдруг, что ветер — налетанчик
Низко гнёт к земле осоку и хвощи,
Вот тогда и встрепенётся одуванчик —
Шапку оземь! И ищи его свищи!
    Припев: Ла-ла-ла. Ла-ла-ла!

Одуванчик! Облетанчик! Оборванчик!
Мы похожие! И я тебя люблю!
Вот сейчас, лишь книги сложу в чемоданчик,
И с тобою полечу, аля-улю!
    Припев: Ла-ла-ла. Ла-ла-ла!

Не цепляясь ни за кочки, ни за строчки,
В одиночку, без оков и без вериг,
Хоть куда, но непременно в одиночку,
Посмотреть, как мир прекрасен и велик!
    Припев: Ла-ла-ла. Ла-ла-ла!

Одуванчики в мае

Без всякого трезвона и резона
Везде, кругом: и там, и сям, и тут
На изумрудной зелени газона
Так вкусно одуванчики цветут!

Они цветут отнюдь не для варенья.
Не рвите их! Не ешьте, господа!
Пускай продлится чудное мгновение,
Ниспосланное нам по воле Господа!

Какое это чудо — одуванчики!
И что с того — собой невелики?
Не зря к ним липнут девочки и мальчики,
Не зря они плетут из них венки.

Я их не обхожу вниманием тоже,
Хоть мне уже, увы, не до венков,
Чем старше я, тем мне они дороже,
Как детство, что осталось далеко…

Ну что с того, что стал я нынче взрослым?
Люблю цветы! И с памятью в ладу
Я с замиранием сердца утром росным
Между газонов медленно иду.

Сияйте же! Цветите, одуванчики!
Дарите людям солнечный наряд.
Смотреть на вас приятно и заманчиво…
Соцветья ваши золотом горят.

Бацилла любви

Снова кошки орут на заборе.
Не унять их, лови не лови.
Это значит, опять из-за моря
К нам проникли бациллы Любви!

Не имея ни цвета, ни запаха,
Всех заставить влюбиться грозя,
Эти твари находят нас запросто,
Прямо к сердцу не слышно скользя!

Тихой сапой ползёт эпидемия!
Целясь в жертву наверняка.
От студента до академика!
От подростка до старика!

Не укрыться не спрятаться, где уж тут!
Столько силы и власти у ней,
Там вон юноши тискают девушек,
Тут девчонки целуют парней!

В парке все переполнены лавочки.
Мест свободных нигде не найдёшь.
Всюду парочки, парочки, парочки…
Обнаглела совсем молодёжь!

Ходят женщины — стройные, знойные…
Видеть это глазам каково?
Что-то сердце стучит с перебоями…
Может, тоже влюбиться в кого?!

К вопросу о переводе часов
Поощряя глупость чью-то,
Прославляя дурь опять,
В гости к нам явилось чудо —
Повернулось время вспять!

Впав в маразм вместе со всеми
Стрелки я кручу сейчас:
Кто мне скажет, сколько время?
Как узнать, который час?

Груз бездарный взять на плечи —
Вам нести его не лень?
То ли утро? То ли вечер?
То ли ночь? А то ли день!

Лишь петух дурак-невежда,
Распустив по ветру хвост,
Без часов орёт, как прежде,
Будит криком всех, прохвост!

                ЛЕТО

Пейзаж

Я проснулся сегодня рано.
Не дела разбудили меня,
Просто хочется по полянам
Побродить в преддверии дня.

По росистой траве, по плёсам.
Можно с удочкой, можно без…
Жаркий солнечный блин печётся
В голубой сковородке небес.

Вся округа в волшебной дремоте,
Манит путника вдаль горизонт.
И уже в камышах на болоте
Начинается птичий трезвон.

Дорога

Дорога узкая, лесная,
Таких у нас не перечесть,
Но кто ходил по ним, тот знает
В них что-то ласковое есть.

По ним идёшь без остановки,
Вбирая трепетную синь,
И нежно трогаешь обновки
Родных берёзок и осин.

Идёшь счастливый и весёлый,
Колени вымочив в росе,
И, вдруг, кончается просёлок,
И ты выходишь на шоссе!..

Монолог огородника

Трещит моя спина на огороде.
Я землю получил, я счастлив, вроде,
Но что-то я не радуюсь, чудак,
Я счастье представлял себе не так:

На даче собственной, в укромном уголке,
С любимой женщиной, в просторном гамаке,
Без праздников, без выходного
Без устали играем в подкидного…

Жизнь, как большой кусок халвы,
Кусай его и режь — не убывает!
Мечтать не вредно так, увы,
Такого в жизни не бывает!

С лопатою стою, стирая пот со лба
За что мне наказание это, Боже?
Опять жестокая судьба
Мне отвратительные строит рожи.

Кто это умный там, в Кремле,
Одним движением ручки, сразу,
Привить любовь к родной земле
Решил так просто, по Указу!

Дождь

Небо в тучах, в чёрных тучах
И тихонько, нараспев
Ветер к нам в трубу канючит
Свой тоскующих напев.

А над лесом шумной стаей
Так и вьётся вороньё.
И уж небо прорастает
До земли косым дождём.

Что-то дома не сидится,
Да и что такое дом?
Если вон рябина-птица
Бьёт подстеленным крылом!

Гроза

Наверное, скоро быть грозе.
Земля скорбит глазами трещин.
Куда ни оглянусь — везде,
Повсюду знак заметен вещий.

Кругом, на сколько видит глаз:
Трава, вода, деревья, птицы —
Всё, окружающее нас,
Одним предчувствием томится.

Ну, что ж!
Причина для тревог
На этот раз и впрямь весома:
Я — человек, творец и бог, —
И то отсиживаюсь дома.

А воздух жарок, дымен, сух.
А тучи лезут, лезут, лезут!
Вот ловит слух, уж ловит слух,
Вдали колотят по железу…

Сенокос

Еще Туман клубится на лугах,
Еще свежо и подниматься рано,
Хотя уже зияет в облаках
Рассвета, окровавленная рана.

Курится на поляне костерок,
Свивая дым то в ленты, то — в колечки,
Приятно овевает ветерок
Кисельный 6ерег вдоль молочной речки,

Июль! Макушка лета! Сенокос!
Как самый настоявший россиянин,
Душой наполовину я — матрос!
Другою половиною — крестьянин!

Уралец! Не кривой и не косой!
В слагание стихов не самый слa6ый,
Без устали могу махать косой,
Как дедовья мои махали саблей

Один мой дед был белым, как мука! 
Другой, когда созрел, краснее вишни!
Они друг в друге видели врага —
Поэтому теперь, наверняка,
Я на своей земле остался лишним!

На хватит ныть! Ей богу, я не вру!
Крестьянски труд не схож с игрою в прятки
Вали траву, как предки татарву,
Не то тебе коса ужалит пятки!

…Девчонок деревенских голоса.
Хохочет черноглазая плутовка…
Отстань! Не до тебя, блестит роса,
Как музыка, звенит моя литовка…

Мы русские! Мы сказочный народ!
Не надо нам своей судьбы стеснятся.
Свезёв все копны, вымечем зарод,
А опосля — всем гамозом, купаться!

Лишь я блаженно к стогу привалюсь,
Горячему, как бок у русской печки,
Начну стихи писать, не торопясь
Придумывая нужные словечки.

А спать охота просто спасу нет!
Ведь с плеч не снять усталости истому,
Забыв про всё, не дописав сонет, 
Проваливаюсь в сон, как в речку, в омут!

Просто

Люблю деревенскую глушь,
Её золотые хоромы.
Качаются в зеркале луж
Душистые дебри черёмух.

Бесчинствуют перепела
На струнах усатых колосьев.
И даже простая пила
Вплетается в разноголосье!

Ода садоводу

Не слушая ни левых и ни правых,
Устав от неурядиц и проказ,
Погода нынче выдалась на славу:
Всё народилось, словно напоказ.

И огород лоснится от порядка,
Во всём видна забота и любовь:
Виктория блаженствует на грядках,
Как на парад, построилась морковь.

Таясь от наркоманов-побирушек,
Склонил головки побуревший мак —
Начинкою для ватрушек-постряпушек,
Кто пробовал хоть раз, тот скажет: «Смак!»

Какое чудо — на столе окрошка!
Волшебный источая аромат,
Горячая картошка. О, картошка!
Да с нею нам и чёрт ни сват ни брат!

Особенно, когда спадут морозы,
Уже к весне, когда она для нас —
Как в подкидного — самый главный козырь,
Ну как для папуасов — ананас!

Простую мудрость в жизни утверждая:
Не надо зенки пялить за моря! —
Согреет и одарит урожаем
Кормилица-поилица земля.

Утро в деревне

Сон не пришёл.
Уж за окном светлеет:
Давным-давно пропели петухи,
Проснулось солнце.
Речка золотая
Да щёлкают кнутами пастухи.

Вдоль кустиков сверкающей крапивы
Спешит к воде гусиная семья,
Парного молока напившись торопливо,
Из дома выхожу и я.

Вот и река!
За мокрыми кустами,
Где солнце лижет клочья пелены,
Бьют по воде упругими хвостами
Немые обитатели волны.

Усядусь я под старенькую иву,
Закину поплавок меж лопухов,
И буду в тишине, неторопливо
Придумывать наброски для стихов.

И, может быть, отыскивая тему,
Глазами по окрестности скользя,
Закончу, вдруг, давнишнюю поэму,
А, может, просто выловлю язя!

Вечернее село

Вот и солнце на убыль…
Люди, выполнив труд,
У колодца и клуба
Разговоры ведут.

Про погоду, про овощи,
Про хороший надой,
Про девчат, что до полночи
Не заманишь домой.

Про дела, про заботы
И про свадебный стол,
Что накрыт у кого-то,
Да про мало ли что!

Уж с околицы тянет
Белым дымом низин,
И шумят над плетнями
Крылья буйных рябин.

Выйдет месяц, и люди
Отправляются спать,
Так кончаются будни.
Завтра рано вставать.

Утро

Утро! Да здравствует утро!
Росно. Прохладно. Свежо.
Тихо. Бесхитростно. Мудро.
Жить — это так хорошо!

Нега! Да здравствует нега!
Час, когда дремлет душа.
Не громыхает телега.
Жить никуда не спеша.

Небо! Огромное небо!
В Курске. В Кургане. В Твери.
Фиг тебе, кто бы ты ни был!
Попробуй, отбери!

Солнце! Привет тебе, солнце!
Как ты там на небеси?
Щедрым будь! Но не юродствуй,
Всех сохрани и спаси!

Вечер

Заря полыхает над лесом,
Как будто горят облака.
Сырая, седая завеса
Течёт молоком по лугам.

Низина! Из царства лягушек,
Где тина, где леший, и гниль,
Горластые — вдовы-крякуши,
Крылом выбивают кадриль.

Услышав знакомое соло,
К болоту спешит селезень.
Глазастые чёрные совы
Преследуют прожитый день.


            ОСЕНЬ

Листопад

Топчу по пустым перелескам
Опавшую бронзу и медь.
Как много здесь шума и треска,
Так хочется слушать и млеть.

Так хочется медленно думать
Под медленный шелест и шум.
От медленной музыки шума
Так близко до медленных дум.

Слетает листва золотая
Лишь ветер подует едва,
И годы, их целая стая,
Слетают как эта листва…

Ещё листопад мой продлится.
Из мрака придут наяву
Прекрасные, милые лица…
Любимые! Где вы? Ау-ау-ау…

Листопад

Послушная законам естества,
С ветвей слетает блёклая листва,
Похожая на юрких мотыльков,
Она порхает на ветру легко:

Кружась, она летит и вниз, и вверх…
Весёлый сумасшедший фейерверк!
Как радостно, когда она над нами,
И так печально, если под ногами…

А, может, это и не листья вовсе,
А письма от любимых и родных,
Которых позабыли мы, и осень
Нас наставляет вспоминать о них?

Хожу, бездумно листья вороша…
Как жалко, что в кармане нету спичек!
Что толку от прочитанных страничек,
Когда от чтенья не болит душа?

Да я и сам, как сорванный листок,
Мотаюсь неприкаянно по свету.
Чего ищу? На то ответа нету!
И к сердцу подступает холодок!

Ожидание зимы

Синоптики передают: похолодание,
Пришёл конец зелёному лужку.
Земля измучилась уже от ожидания,
Глаза соскучились по первому снежку!

Пороша первая! Какая это радость —
Отбросив варежки, катить холодный ком,
А после медленно идти, вкушая сладость,
Ловя снежинки, словно в детстве, языком.

Уже давно прошли все мыслимые сроки,
Но, словно выстиран, осенний небосклон.
Леса покинув, любопытные сороки,
Волнуя кошек, зачастили на балкон.

О, воздух осени! Как жить на свете вкусно!
И нету повода печалиться пока.
Ещё за городом не убрана капуста.
И всюду запах груздяного пирога.

Но ветер к вечеру вдруг сменит направление,
Заполнит тучами на небе закрома…
Проснёмся утром — и ослепнем на мгновение,
И губы вымолвят заветное: «Зима!»

Осень на севере

Пора готовиться к прощанью.
Пора сжигать газетный хлам.
Все явственнее по утрам
Зимы суровое дыханье.

Не то, что в средней полосе,
Здесь даже днем бывает всяко:
То дождик-бусенец, то снег,
То тихие улыбки ягод.

Покрытые снежком луга
Прощальным криком оглашая,
Уже которые века
Уходит вслед за стаей стая.

Закинув головы, следим,
Как в небе, видимые еле,
Торжественный выводят гимн,
Плывущие на юг свирели.

Радуга

Здравствуй, радуга-дуга,
Золотое коромысло!
Упираясь в берега,
Ты над городом повисла.

Переливами цветов
Нарастающее чудо!
Стало тихо и светло
В нашем городе повсюду.

Я люблю тебя, дуга,
Золотой венец природы
Видишь, вон стоят стога,
То уральские  — зароды.

Босоногая орда
Звонко скачет в догонялки.
В огороде борода
Развевается на полке.

Спорят бабы у реки,
Набирают воду в вёдра.
И гадают мужики
Быть ненастью или вёдру.

            ПОСВЯЩЕНИЯ

А. С. Пушкин

И снова над Россией осень.
Осенний сад, печальный сад.
И целый день темнее ночи
Всё ходит, ходит Александр.

Иной не ведая утехи,
Уже в глуши нездешних мест
Кузнец выковывал доспехи,
Что заказал ему Дантес.

И этот вымученный хохот
Великосветских вздорных дур,
Когда в предчувствии подвоха
Жил ожиданием Петербург.

Шаги российского поэта
Впервые стали тяжелы:
Ответить? Чем он им ответит
За честь свою, за честь жены?

Нет, не помогут разговоры,
Забыть про всё, не ширить ссоры,
Что в уши пели, лебезя,
Все эти графы и князья,
Все эти, так сказать, друзья!

И не жалеть о неуспетом…
Простить обиду? Нет и нет!
Поэт и должен быть поэтом,
И Пушкин выбрал пистолет!

Мы никогда не брали визу
Пощёчине для подлеца.
Вам надо вызов? Нате вызов!
Я нам взамен — кусок свинца!

Пушкин едет на дуэль

Снег хрустит под полозьями санок.
Колокольчик звенит под дугой.
Нынче выпало встать шибко рано,
Что поделаешь, случай такой…

Нынче сон мне привиделся, братцы,
Будто царь! я, я — царь, я царю!
Что к чему? Ехать надобно драться,
Подерусь, а потом досмотрю.

Досмотрю, если кончим всё быстро.
Досмотрю, если кончится злость.
Досмотрю, если мой будет выстрел,
Ну а я, не промажу, авось!

Всё тебе нынче вспомнится, Жоржик,
Чтоб не путал, где флирт, где разврат,
Помоги мне убить его, Боже,
Он и вправду достал меня, гад!

Или ранить, и будем мы квиты,
Он за бабами будет хромать, ха-ха!
Дай мне вожжи и плётку, Никита.
Что ты тащишься, конь, твою мать…

Дуэль

Шаги отмеряны. Застыли секунданты.
Засыпан порох в ствол, забит свинец.
Соперники учтивы и галантны,
Стервец — Дантес! И Пушкин — сорванец!

Зачем нам знать, как было все на деле?
Как было жарко им на холоду?
Поэт забыл условия дуэли —
Что можно сделать выстрел на ходу!

Поэт забыл. Но помнил это Жоржик!
Стреляющий без промаха, как бог!
Он, улыбаясь, шёл, вороша ежик,
Он, улыбаясь, надавил курок!

Стоял мороз. И было очень рано.
В рассвете сил настигнутый свинцом,
Качнулся Пушкин, зажимая рану,
Шагнул и повалился в снег лицом!

Шатаясь, встал, и руку вскинул быстро
Прицелился… убитый наповал…
И произвёл последний в жизни выстрел
И крикнул: «Я попал в него, попал!»

У Пушкина была пробита печень!
Тут ни к чему тампон, бинты и жгут…
Вердикт врача суров, но безупречен:
«С такою раной долго не живут!»

В снегах уснули сельские избушки.
Про зимний вечер помните куплет?
Витает над Россией мёртвый Пушкин
И это длится целых двести лет!

Алёшка
              Сыну Алёшеньке

Знают все — детей приносит аист,
Сына мы с женой нашли в овсе…
И потому, как исключение из правил,
Он получился не такой как все!

И молока не требуя у мамы,
Искусственник! Он задал нам хлопот!
Бог весь в кого, капризный и упрямый,
Он даже ползал задом на перед!

Сползёт с кровати и на четвереньки!
И пятками руля то тут, то там,
Носился, только стук ли коленки,
Соседей будоража по ночам!

Мы дали имя мальчику — Алёша!
Алёшенька! Алёшка! Алексей!
Счастливой будет пусть твоя дорожка,
Пожалуйста, подольше не взрослей!

14 марта
        Брату Виктору

Сегодня мой брат — именинник
Он младше, и я, если б мог,
Испёк бы ему на камине
Его именинный пирог.

Испёк бы! Зажёг бы все свечи!
И не включая торшер
Я буду сидеть целый вечер
Фужером стуча о фужер.

Мой брат!
Мы с тобою в разлуке.
Ты выбрал для жизни Сибирь.
Сквозь ночь
Я тяну к тебе руки,
Поверь, я тебя не забыл!

Картинка
        Лене Ерёминой

Ещё стоят погожие деньки.
Ещё недвижны в небе облака.
И так светло, да вот ещё бы деньги —
И впору было б прямо на юга.

На перекрёстке лета и зимы,
Когда в садах стоят столбом дымы,
Свисают с веток райские плоды
И нету никакой ещё беды.

И ты хохочешь, лист ловя рукой…
Хочу тебя запечатлеть такой.

40-й километр…
            Валечке Шульц

Мы встретились в вагоне электрички,
Я сразу вспомнил фразу: «I love you».
Подобием в вагон влетевшей птички
Ты трепетно впорхнула в жизнь мою.

В вагоне пахло лесом и груздями,
Я комаров и мух ловил горстями
И провожал в окно: «Пошли, пошли…»
Тут вы с подругой в мой вагон вошли:

Две серенькие каменские «мышки»
В штормовках камуфляжных до колен,
В глаза мои ударили две вспышки
И понял я, что я попался в плен!

Уселись вы на лавочку напротив,
Я, почему-то, был тому не против,
И сразу завязался разговор,
Который я весь помню до сих пор.

А почему был для меня так важен он?
Она мне назвала свой телефон!
В вагоне пахло летом и груздями,
В вагоне пахло ржавыми гвоздями…

И вот однажды…

Умрут фронтовики. Умрет война.
Клен под окном сто раз листву уронит.
И снова время словно борона
Воспоминаний поле заборонит.

Забудет мир гнусавый хохот мин
И злобный лай орудий и винтовок,
И с головами в инее мужчин,
Бредущих с деревяшками бок о бок.

На всей земле ни вдов и ни сирот.
Лишь кое-где, задумавшись о чем-то,
Останется как память у ворот
Звезда пятиконечная на черном…

И вот однажды люди новых лет
В свободный час, вина испив немного,
Войны последней черный, дымный свет
Попробуют представить и не смогут!

Моя армия

Обычная солдатская казарма.
Двухъярусных кроватей толкотня.
Три года я проспал на них бездарно,
Какое это счастье для меня!

Я был солдат! Солдат — он вроде зомби!
Солдат обязан выполнять приказ!
Забыв на время, что за горизонтом
Осталось детство, полное проказ.

Я в караул ходил, как ванька-встанька.
Мне карабин до крови стер плечо.
Меня в селе приворожила Танька,
Мы с ней встречались очень горячо!

Наш командир, он был такой фанатик,
Он нас стращал: «А вдруг, опять война?»
Ну сколько можно про войну, ну хватит!
Война любая с запахом гов… дерьма!

Он нас пугал: «Кругом, представьте, немцы!»
«Пусть нас убьют, но мы пойдем в штыки!»
Какие немцы? Чукчи тут и ненцы —
Они все чудаки и шутники!

И был приказ министра обороны.
Как сладко это слово «дембеля!»
Я на гражданке снял с себя погоны
И до сих пор о них жалею, бля!!!

Я посадил дерево

Я посадил дерево, маленькое дерево,
Называется ясенем дерево мое.
Пусть будет птицам весело,
Пусть на земле появится
Еще одно гнездо!
Я посадил дерево,
Маленькое, как сын мой,
Вот они рядом щурятся
Два близнеца-малыша.
Пой им нежней соловушка.
Будь к ним поласковей, солнышко,
Пусть им достанется счастья
Больше, чем их отцам.
Я посадил дерево
В маленьком школьном скверике.
Там по соседству тянется
К солнышку обелиск.
Я посадил дерево,
Там еще много места…
Может быть, кто-то тоже
Посадит свое деревцо?

***
В тишине прокричали выпи.
Уголечек зари погас.
Предлагаю, ребята, выпить
За охоту, за дружбу, за нас!

За туман, за скитания по свету,
За удачу, за меткий дублет,
За костер, за простую беседу
Без которых охотника нет!

Опрокинем и выдохнем разом,
Ненароком слетит с языка:
Начинающий скажет: «Зараза!»,
А бывалый причмокнет: «Крепка!».

А потом, позабыв про заботы,
Мы вповалку уснем у костра.
Будем спать и былые охоты
Будут сниться нам до утра.

Дружеское послание к друзьям
                    и не только…

Кто сказал, что мужчинам курить полагается?
Кто так думает — тот ошибается!
Постоянно живя в никатиновом облаке
Человек незаметно меняется в облике:

Не проходит бесследно дымоглотание , —
Смех приятный меняется на гоготание,
Дым опасен уж тем, что его содержание
Человека толкает на конское ржание!

Отношений интимных эррекцию — фрикцию
Постепенно меняет на жалкую фикцию!

Стало быть по сему — мужики настоящие —
Никаких сигарет, папирос не Ку – ря – щи – е!
Станем ими и мы! А, коли так,
Хватит! Все! Ставим крест на табак!

Есть театры, музеи…
Есть музыка, живопись чтение,
Вот, что в жизни имеет над всем предпочтение!

А еще, по секрету скажу,
Ничего нет полезнее,
Если взять и серьезно увлечься По – э – зи – эй!

Песня о Каменске-Уральске

На Каменке-реке и на Исети
Раскинулся, один такой на свете,
Построенный рабочими руками
Уральский город — наш любимый Каменск!

Припев:  И пусть он с виду будет не велик,
        Но у него неповторимый лик!
        Сосновый лес, река и облака.
        И это все — на долгие века!

В нем люди ловко плавят алюминий!
Металл крылатый для авиалиний.
И пусть, пока, живем мы не богато,
Пусть не богато, но, зато, крылато!
Припев.

А мастера в цехах катают трубы,
Они нужны для Юга и для Тундры,
По ним текут потоком нефть и газ…
И, это тоже, комплимент для нас!
Припев.

Еще наш город льет колокола!
Они наш город славят с колоколен!
Спортсменов наших славные дела
По белу свету славятся тем более!
Припев.

Синара, Трубный, ОЦМ, УАЗ —
Как музыка, звучат слова для нас!
Завод литейный, радиозавод,
И наш великий труженик — народ!
Припев.
 
Песня о Каменске-Уральске
            Городу Каменску,
            его жителям — с любовью

Помнят Уральские горы,
Помнят в своем далеке,
Помнят, как строился город
На Железнянке-реке.

За три минувших столетья
Вырос таким, какой есть,
Вынеся все лихолетья
Стал ты прекраснее весь!

Припев:  Как уголок земли райской
       Сердцем навечно любя,
       Город мой — Каменск-Уральский
       Мне не прожить без тебя!

Музыкой, сла-дкой для слуха,
Мы повторяем слова:
Богатырек и Калуха,
Трубный, УАЗ, Бараба!

Каждому вспомнится снова,
Таинство здешних красот:
Мазуля, Кремлевка, Байнова,
Мартюш, Позориха и Брод!
Припев.

Годы не легкими были:
Словно герои-творцы,
Славу твою возводили
Деды и наши отцы!

В искрах электросварки
Новый возводится дом.
Улицы, скверы и парки.
Созданы нашим трудом!
Припев.

Столько в нем света и воли —
Милый Уральский пейзаж,
Город мы любим и холим —
Город то, все-таки наш!

На смерть поэтессы
        Светлой памяти поэтессы,
        Члена Союза писателей России
        Евгении Михайловны Кузевановой,
        Жительницы с. Покровское

Уж много минуло стихий,
Но я все это вижу заново:
В редакцию пришли стихи,
К ним подпись — Женя Кузеванова.

Ее негромкий голосок
Был схож с журчанием Камышенки.
Но был и чист он, и высок,
И в городе его услышали.

Она писала, как могла,
Не ссорясь с местными нахалами.
И всем она была мила,
Поэт — Евгения Михайловна!

О чем писала? Обо всем:
О дождике, о сенокосе ли,
Еще о бытие своем,
И о жаре, и о морозе, и…

Но суд жестокий свой верша,
Недавно смерть ее нашла,
С собой взяла, согласно статусу.
Она ушла в земную твердь.
Ее на свете нет теперь,
А вот стихи ее — останутся!

На смерть М. Минина

Снова я стою как ошарашенный,
Словно кто мне нахамил,
Помню сообщение вчерашнее,
Что скончался Минин Михаил.

С Мишей мы знакомы много лет,
Всякое бывало: были споры,
Были ссоры? Уверяю — нет!
Только стихотворные разборы.

Ведь поэт, каким бы не был он,
Так уж этот человек устроен,
Он в своих стихах — Наполеон!
Он за них сражается, как воин!

Он за них готов сражаться насмерть!
Он и Дон-Кихот и Сирано,
Творчество ему дано не на смех,
Для себя он гений всё равно.

Но у жизни есть свои пределы,
Рвется повествующая нить,
Остывает, убывает тело
И процесс нельзя остановить…

Похороны! Скорбная традиция:
Был вчера живой, сегодня — нет!
Только нам не надо торопиться
Мишу забывать, он был — Поэт!!!

Песня
    Посвящается Михаилу Кругу

Обычный парень из Твери,
Он сам не понял как случилось,
Он начал песенки творить
И у него все — получилось!

В кругу друзей, в кругу подруг,
Имея мужество в фигуре,
Вдруг появился — Миша Круг,
Как натуральный Зек в натуре!

Он воровской воспел жаргон,
Перемешав и быль и небыль,
Хотя на самом деле он
В тюрьме совсем ни разу не был!

Ах, как он был безумно смел
В своей любви неизмеримой,
Ведь он пай-девочку воспел,
Которую зовут Мариной!

И это был смертельный риск,
Молва всегда сгущает краски…
Его пай-девочки каприз?
Любовь не требует огласки!

Его вокал за сердце брал
И это было хуже кражи,
Его «Владимирский централ»
Умы будил и будоражил.

Он пел бандитам и ворам,
Сам будучи простым и милым,
Ему за это девять грамм
Уже готовили громилы.

Концерты шли его и вдруг
Узнали мы из передачи:
«Певец шансона — Мишка Круг
Застрелен у себя на даче!»

Он пел бандитам и ворам,
Ему все это вышло боком,
Ну, а по-правде? Пел он нам,
Оставшись чистым перед Богом!



Категория: Стихи Рождественского конкурса 2013-2014 | Добавил: NeXaker (26.12.2013)
Просмотров: 2850 | Рейтинг: 3.4/5

Всего комментариев: 0
avatar
Форма входа


Рекомендуем прочесть!

Прочтите в первую
очередь!
(Админ рекомендует!)


Марина Калмыкова-Кулушева 

Павел Панов 

Николай Ганебных 

Сергей Беляев 

Владимир Зуев 

Тихон Скорбящий 

Сергей Симонов 

Михаил Минин 

Элла Аляутдинова 

Надежда Смирнова 




Объявления

Уважаемые авторы и читатели!
Ваши вопросы и пожелания
вы можете отправить редакции сайта
через Обратную связь
(форма № 1).
Чтобы открыть свою страницу
на нашем сайте, свяжитесь с нами
через Обратную связь
(форма № 2).
Если вы хотите купить нашу книгу,
свяжитесь с нами также
через Обратную связь
(форма № 3).



Случайный стих
Прочтите прямо сейчас

20 самых читаемых



Наши издания



Наш опрос
В каком возрасте Вы начали писать стихи?
Всего ответов: 111

Наша кнопка
Мы будем вам признательны, если вы разместите нашу кнопку у себя на сайте. Если вы хотите обменяться с нами баннерами, пишите в гостевую книгу.

Описание сайта



Мини-чат
Почта @litclub-phoenix.ru
Логин:
Пароль:

(что это)


Статистика

Яндекс.Метрика
Онлайн всего: 5
Гостей: 5
Пользователей: 0

Сегодня на сайт заходили:

...а также незарегистрированные пользователи

Copyright ФЕНИКС © 2007 - 2019
Хостинг от uCoz