Суббота, 19.08.2017, 02:53
Приветствую Вас Гость | RSS

  ФЕНИКС литературный клуб


Категории раздела
alaks
amorenibis
Элла Аляутдинова
Арон 30 Sеребренников
Вячеслав Анчугин
Юлия Белкина
Сергей Беляев
Борис Борзенков
Марина Брыкалова
Ольга Вихорева
Геннадий Гаврилов
Сергей Гамаюнов (Черкесский)
Алексей Гордеев
Николай Данильченко
Артем Джай
Сергей Дорохин
Маргарита Ерёменко
Яков Есепкин
Андрей Ефимов
Елена Журова
Ирина Зайкова
Татьяна Игнашова
Борис Иоселевич
Елена Казеева
Марина Калмыкова
Татьяна Калмыкова
Виктор Камеристый
Ирина Капорова
Фёдор Квашнин
Надежда Кизеева
Юрий Киркилевич
Екатерина Климакова
Олег Кодочигов
Александр Колосов
Константин Комаров
Евгений Кравкль
Илья Криштул
Сергей Лариков
Джон Маверик
Антон Макуни
Александра Малыгина
Зинаида Маркина
Ян Мещерягин
Нарбут
Алена Новак
Николай Павленко
Анатолий Павловский
Павел Панов
Иван Петренко
Алексей Петровский
Татьяна Пильтяева
Николай Покидышев
Владимир Потоцкий
Виталий Пуханов
Евгений Рыбаков
Иван Рябов
Денис Саразинский
Роман Сафин
Иван Селёдкин
Тихон Скорбящий
Елена Соборнова
Елена Сыч
Константин Уваров
Владимир Усачёв
Алексей Федотов
Нара Фоминская
Луиза Цхакая
Петр Черников
Сергей Черномордик
Виктор Шамонин (Версенев)
Ирина Шляпникова
Поиск
Случайное фото
Блоги







Полезные ссылки





Праздники сегодня и завтра

Права
Все права на опубликованные произведения принадлежат их авторам. Нарушение авторских прав преследуется по Закону. Всю полноту ответственности за опубликованную на сайте информацию несут авторы.

Стихи и проза

Главная » Стихи и проза » Авторские страницы (вне сообществ) » Тихон Скорбящий
Тихон Скорбящий

Семейный перекрёсток

- «Людмила, 56 лет, волосы волнистые, вдова, бухгалтер. Хочу спешить домой…».

«Людмила, 55 лет, изящная женщина невысокого роста. Ищу друга, соратника, пишу стихи».

«Людмила, - да что они, всех Людмил в один номер собрали? - 60/156, стройная оптимистка с высшим образованием».

«Людмила, 58/165, вдова военного…», - после полтинника почему-то никто не хочет вес указывать.

«Людмила…, - да сколько же их сегодня? - 35/165», - ну, это уже что-то…

«Алла, 67/160, среднего телосложения, хорошая хозяйка, экономная, правдивая, - ух, ты! Впервые встречаю в этой рубрике такое признание. - Живу с дочерью, согласны на переезд…».

Это очень хорошо, когда среди основных черт характера, остаётся место для правдивости, потому-то и всё, как на духу, кроме веса. Фантастическое предложение. Главное, скучать не придётся. Дочка, наверное, лет на двадцать моложе. Вот счастье кому-то привалит – две бабульки под окном, пряли поздно вечерком…

- Ты думаешь идти работать, или нет? Сколько можно ждать?!

Михаил, услышав голос Дмитрия Егоровича, вскинул руку, кинул взгляд на часы, потом повернул голову – луч шахтёрского светильника выхватил из темноты откаточного штрека бригадира проходчиков, стоящего в нескольких метрах от него.

- Егорыч, садись рядом, у нас ещё есть в запасе несколько минут перерыва, пока комбайн крутит. На, почитай, очень интересно, как раз для тебя: «Вдова, 52-х лет...». Породистая, - и он, с улыбкой, протянул журнал подошедшему бригадиру.

- Тьфу ты, придурок! Бери лопату, пошли.

- Не ругайся, Егорыч, сейчас дочитаю страничку и приду.

Бригадир опять плюнул в сердцах:

- Ну, всё – достал! Будешь сегодня без упряжки.

- Уже иду. Бегу, Егорович.

Михаил в одно мгновение скрутил трубочкой журнал, сунул его в карман спецовки, висящей на гвоздике под телефоном. Схватил лопату, будто винтовку, наперевес, и, обойдя бригадира, устремился к работающему комбайну:

- Егорыч, за мной!

Егорович пошёл вслед за ним, покачивая головой:

- Мужик-то хороший, не чета иным. Двоих молодых за пояс заткнет, и будет работать, но балабол же – не приведи Господи.

Ребята в звене были все работящие, подстать бригадиру, и без дела никто не сидел, за исключением случавшихся заминок в цикле. Михаил, окунувшись в белый туман породной пыли, начал отгребать породу, подготавливая место для металлокрепления. Каждый член бригады знал своё дело, поэтому молча работали, лишь изредка перебрасываясь короткими фразами. Прошёл час. Неожиданно заскрежетав последней «нотой», рабочая часть комбайна остановилась, до этой минуты, монотонно вгрызавшаяся в серую плоть подземелья на почти километровой глубине. Четыре луча светильников, пройдя сквозь оседавшую пыль, сошлись на бригадире.

- На-гора, наверное, гроза – подстанцию выбило. Егорович, будем ждать, или как? - подал голос самый молодой, двадцатипятилетний Сергей.

- Конечно, ждать, ещё два часа до окончания смены.

Пятеро проходчиков расположились недалеко от лавы, где была свежая струя вентиляции: кто улёгся на обаполах, кто уселся под телефоном, подстелив под себя свои куртки.

Михаил виртуозно достал и развернул журнал на недочитанной странице.

- Давайте я вам вслух почитаю, а то заснёте, расслабитесь, ноги перестанут вас слушаться, выехать не успеете – придётся потом ещё смену дремать на стволе. Егорович, лениво зевая, протянул:

- Теперь дальше трепись…

- Почему «трепись», бугор? Я, между прочим, новую философию бытия вывел, основываясь, так сказать, на своём личном жизненном опыте.

- У тебя – жизненный опыт? - со смешинкой в голосе переспросил бригадир. Остальные присутствующие, до этого негромко переговаривавшиеся, утихли в предчувствии зреющей полемики бугра и Михаила, никогда в споре не уступавшим друг другу. Сергей шепнул сидящему рядом Сан Санычу:

- Сейчас потащимся.

Уже заведённый Михаил, услышав эту фразу, обратился к нему:

- Может быть, кто-то и потащится, а ты, молодой неженатый, запоминай и мотай на ус. Я однажды прочитал – за границей исследования показали, чтобы долго жить, нужно каждые десять лет менять: или работу, или мебель, или дом, - после этих слов он положил руку на лопату, и посмотрел на неё нежным взглядом. - Как я могу изменить своей кормилице? Мебель, однако, с ней часто не поменяешь, дом тем более. Поэтому я пошёл по другому пути…

Егорович вскинул брови:

- Ты уже, как Ильич, научился другими путями ходить?

Сергей недоумённо спросил у Сан Саныча:

- Какой Ильич?

- Мавзолейный, - махнул рукой, - молчи.

Михаил, не отвечая на шпильку бригадира, продолжал:

- …самому верному, самому надёжному. Я, каждые пять лет меняю… жену. Да-да, именно – жену. Встряска всему организму. Правда, новая семья – новые заботы, но зато кровь обновляется. И всегда я полон сил и энергии, и живу только мечтой о будущем… Только для мёртвых душой, я кажусь больным и сумасшедшим, когда влюбляюсь в сорок лет и переживаю очередную весну. И эта (вдруг последняя?) юность неожиданно растягивается на годы, на неимоверно длинный срок. Ты способен бежать по верхушкам волн, подталкиваемый проснувшимися силами в обыкновенном человеческом теле. Я считаю эти силы, заставляющие жить полноценной жизнью, зовом предков. Мать-природа любит своих верных сыновей и помогает им, награждая гармонией любви и крепости духа…

- И впрямь, точно, как «кремлёвский мечтатель», - вновь съязвил Егорович. - А журнал, с адресами желающих создать семью, таскаешь повсюду за собой, потому, что срок подошёл, да?

- Срок ещё не подошёл. За этим коротеньким объявлением, ограниченным во времени и пространстве, огромная информация о её хозяине. И, пожалуй, это единственный случай, когда женщины избегают мании уменьшать свой возраст. В этих прокламациях они, вернее, большинство из них, честнее, чем на исповеди, и часами, сидя над тремя строчками, не в силах побороть чувство стыда и отчаяния, вспоминают прожитые годы, короткие всплески радости, и муки страданий от несчастной любви. И порой проклинают стрелы златокудрого Амура, быстрого и лёгкого, носящегося на своих блестящих крыльях над нашей Землёй, словно дуновение ветерка.

Только нужно понимать женскую душу и уметь читать между строк, и за этими абзацами вы увидите сотни историй об искалеченных человеческих судьбах.

- Ну и загнул? – удивлённо протянул Егорович, и тут же спросил. - Ты это сам придумал, или тоже где-то между строк прочитал?

- Это, между прочим, не только моё мнение… Есть женщины красивые и вследствие своей красоты – опасные. И за этими ангельскими лицами – чудовищная (по своему объёму) мера хитрости и коварства. Сейчас же, если будет время, я вам докажу это, комментируя скупые строчки объявлений «Службы знакомств». Но перед этим, я хотел бы обратить ваше внимание на факт одного нововведения: первые ростки новых брачных отношений – брачный контракт. Допустим, оба партнёра – состоятельные, что является важным звеном, следовательно, экономическая зависимость отсутствует. Дальше следует простейшая цепочка взаимоотношений лиц противоположного пола: захотелось – составили контракт – оскомину сбили.

Всё! В подобных случаях, Природа предпочитает спать вечно. Это не любовь, а статистика, не более. Я вообще считаю: жить друг с другом без любви – негуманно и преступно. Да-да, преступно, потому что у людей рушатся вечные мотивы добра, а их жизнь становится хранилищем зла, и тогда пропадает всё, и возвращается туда, откуда пришло – в никуда.

Да, я не спорю – все они, давшие объявление в газету, заслуживают чужого внимания, потому как не утратили женственности, и не теряют надежды даже в возрасте семидесяти лет. Иная женщина до самой смерти может не раскрыть душу, именно в виду своей женственной натуры – чистой и безгрешной, и опять же – непонятной окружающему её миру.

- Михаил, ты что-то темнишь: то опошляешь, то защищаешь?

- Так, ведь смотря, с какой стороны подходить!

- Ясно – балабол!

- Думай, что хочешь. Я сделаю ударение, но сознательно опущу тему о великой цели женщины – рожать себе подобных.

Егорович не стал отвечать, удивляясь ораторскому искусству разоткровенничавшегося Михаила. Он понял, что в этой теме тягаться с ним сегодня не сможет, поэтому обратился весь во внимание.

«Одинокая вдова, 76/158/80, без детей, внешность обыкновенная, хорошая хозяйка, отношения с надёжным, в возрасте до 75 лет мужчиной, хочу строить на взаимных чувствах любви, дружбы, уважения. Желательно наличие интеллекта. При наличии вышесказанного, я с него буду пылинки сдувать».

«Ты – добрый, ласковый, спокойный, 64–75 лет, одинокий, без м/ж/п, позвони, напиши, не пожалеешь. Я – 64/165, хозяйственная, порядочная, добрая, с ж/п, согласна на переезд, куда угодно, даже в с/м. Жду тебя, мой ласковый дедушка».

«Вдова, 66/160/75, добрая, мудрая, симпатичная, независимая… Осчастливлю, подарю новую жизнь…».

Если «независимая» – значит при бабках. Осчастливит мужика. Чем же можно его осчастливить в сопредельном возрасте? Но если бабка при бабках? Следовательно, маленькую операцию сделала, ведь осчастливить собирается. Вот так – после полтинника, обещают не разочаровать, особенно вдовы, они, правда, не такие раскрепощённые, как остальные, но всё-таки… И все хотят порядочных, чтобы рост был от 170 см, да кошелёк потуже. Но где найти такого? А остальным куда, т. е. куда остальным деваться?

Сергей намекнул:

- Грех смеяться над людьми.

- А я не смеюсь! Я констатирую факты: 75/170/70 – стройна для этих лет, прямо-таки лань.

«Я добрая, симпатичная. Как хочется мне встретиться с тобой, согреть лицо в твоих больших руках, сказать, что жизнь наполнена тоской, что без тебя не обойтись никак. Подарю нерастраченную нежность. Альфонсам, эгоистам – не писать».

Огонь-баба, в свои 75, не из монастыря ли сбежала? А вот ещё лучше: «45 лет, сейчас одна. Интеллигентная, раскрепощённая. Временный адрес…». Услышав условие этой задачи, теперь попробуйте решить. 45 – ягодка опять. Ягодка порядком одна – долго ухаживать не придётся. Намёк поняли? Губки раскатали, а утром только сможете пощупать остывшую постель.

Егорович, покачивая головой, недовольно пробормотал:

- Ну, ты и басурманин, что угодно опошлишь.

- Я же вам говорю – учитесь читать между строк. Временный адрес, как вчерашний ветер в поле, попробуй его найти, если у неё ещё два паспорта: один – на 35 лет (выгляжу чуть старше) и родной – на 53, если хорошо умоется. Ведь фотокарточка в паспорте может быть обманчива. Я же считаю: на сколько лет выглядит женщина – таков и её биологический возраст, со всеми вытекающими последствиями.

Сан Саныч покачал головой:

- А ведь ты, Мишаня, прав. Я таких случаев с десяток могу рассказать. Сейчас всяких хватает – «…по морям, по волнам. Нынче здесь, завтра там».

- Полностью согласен, Сан Саныч, тут ухо нужно держать востро. Вот, пожалуйста, перевернул страничку и сразу криминал.

«Вдова ищет вдовца, материально обеспеченного. Доброжелательная, преданная, верю в свою восходящую звезду…».

Почему упор делается на обеспеченного вдовца? Сначала обведёт его вокруг пальца, потом грибочками малосольными покормит… а кто вдовца искать будет? То-то же.

«45/169. В браке не состоял, непьющий, некурящий, романтичный. Согласен на переезд».

Давайте посмотрим истине в глаза – зачем вообще ему женщина? Экспериментировать? Разве он знает, что с ней нужно делать? Всю свою активную полноценную жизнь дома просидел, а теперь вдруг снизошло на него, и он созрел, и согласен на переезд. Пусть дальше сидит – мечтает. Такие «ангелы» только жизнь окружающим портят. Я даже уверен, что кто-то из соседок поставила его в пример своему мужу.

«Где ты, мой единственный мужчина, который нуждается в тепле, заботе и любви? Только я могу тебе это дать. Я – голубоглазая пышечка…».

Так, откуда пышечка родом? Ага, из Энергодара, Запорожской области. Они там растут хорошо, возле АЭС. Вдовец какой-нибудь заедет на чаёк, а в это время плановый выброс на энергоблоке, и всё – опять ему расходы, он же крайний.

Бывал я в тех краях, видел выброс – эту красоту в ночном небе на полгоризонта, под оглушительные раскаты рукотворного грома. Нам нужно невест из местных искать – так безопаснее, свой край – он проверенный.

Посмеиваясь, Егорыч спросил:

- Ты лучше, сорока, скажи – где не бывал?

Михаил не удостоил бригадира ответом, только равнодушно глянул на него и опять уткнулся в газету:

«Привет! Меня зовут Майя. Я – оперуполномоченный…».

- А меня – ацтек хулиганистый, - буркнул всё время молчавший Виктор, - не пора ли, бригадир, на-гора?

- Ещё час.

- Трави дальше, Михаил, - опять недовольно пробормотал Виктор, переворачиваясь на другой бок.

- И ты туда же гнёшь, как и Егорыч, здесь чёрным по белому написано… Прослеживается определённая закономерность: чем старше возраст, тем мягче характер у претендентки. Всей стране наплевать, откуда будет мужичок. Я заметил: одним лишь киевлянкам – не всё равно, им иногородние, как кость в горле.

Столичные барышни очень переборчивые – хотят только киевлянина, и всё тут, несмотря, что нашего брата на всех не хватает. Почему так? Любви ведь не прикажешь? Ан нет, хотя бы с пригорода, но обязательно – киевлянин. И если рассматривать этот вопрос с логической точки зрения, тогда необходимо принимать срочные меры для поддержки столичной популяции, т. е. обновить, а то в ближайшие годы, обмороженные яйца, из-за известных событий зимы две тысячи пятого года, вряд ли смогут сделать подвиг на этой ниве. Вероятно, там все зрелые женщины – патриотки, и не хотят, или дали подписку о том, что не будут местную породу бодяжить пришлым элементом.

Возможно, всему виной Чернобыль? И местные невесты, имея такой чудный характер и прекрасную внешность, просто не хотят, чтобы новые суженые их пережили, а то будут потом носить им цветы на цвинтар (кладбище, укр.), всего лишь три раза в год – в благодарность за столичную квартиру. Посмотрим, что будет в стольном граде с деторождаемостью спустя лет двадцать, хотя мэр недавно обещал подать личный пример.

- А вот здесь, между прочим, ты не прав, - возразил Виктор. - Там, кажется, ещё начали строить ядерный могильник. Но суть дела в том, что тупые американцы доказали на опытах: облучённые мыши живут дольше контрольной группы. Тогда будем считать – киевлянкам повезло, и их долголетие не за горами. А ещё учёные доказали, что демократия укрепляет здоровье. И это положение принято считать за аксиому, а бригадир держит нас здесь уже лишний час, убивая наши нервные клетки, и сокращая жизнь.

- Вот, как вывернул? У Михаила научился? - Егорович повернулся в сторону говорившего. - Ты добровольно всего этого, что наплёл, лишился, когда тебе номерок на светильник вручили.

- Точно! Егорыч, а он – прав! Я тоже почувствовал, как из меня жизнь начала вытекать. Пора на-гора! Ну, очень сегодня нужно пораньше, - раздался, с явной ноткой ёрничанья, голос Сергея.

- Сходи за комбайн, чтобы при нас не вытекло… - осадив вечно торопящегося Сергея, Егорович, после короткой паузы, обратился к Михаилу. - Мы с тобой уже семь лет работаем вместе, но только сегодня ты раскрыл своё истинное лицо. Почему ты так живёшь? Все прочитанные объявления цинично комментируешь. Все до одного. По тебе ведь не скажешь, что ты не любишь людей…

- Он только баб любит, - вставил реплику Сан Саныч.

Торопливо заговорил Сергей:

- Я где-то читал: женщины нашли лекарство, т. е. панацею от мужских измен…

В это время, под Виктором разъехались обаполы, и он соскочил, чтобы не съехать с кучи. Поправив временный лежак, продолжил предложение Сергея:

- На сегодняшний день средство существует лишь одно – отрезать…

Сан Саныч, с улыбкой до ушей, не дав окончить фразу Виктору, добавил:

- Этот метод называется «прививкой от мужской неверности». Никаких побочных явлений. Смотреть не будешь даже на тех, кого сильно жаждал. Действует незамедлительно и со стопроцентной гарантией.

- Да-да, - продолжил бригадир. По его лицу было видно, что он придумал-таки, чем поддеть Михаила.

- Ответ довольно прост. Ведь живём неправильно, Егорыч, всё чего-то боимся, сказать же правду в лицо – считаем неприличным. Или, может быть, эти отголоски борьбы за светлое будущее мы впитали с молоком матери? Белую рубашечку ты, бугор, одеваешь лишь, когда тебя награждают грамотой.

Егорыч глянул на него с прищуром, в ожидании подвоха.

- А вы что – довольны своей жизнью? Вот, Егорыч, ты из нас самый пожилой, у тебя трое внуков, значит, умудренный жизнью. Ответь, но только честно.

- Да, как бы тебе сказать, понимаешь… - Егорыч призадумался, посмотрел в глаза Михаилу, и ткнул пальцем в сторону Сергея. - Из нас, пятерых, он больше всех сейчас счастлив.

- Совершенно правильно, бригадир, - подал голос самый молодой, - но мне, как холостому человеку приятной внешности, не хватает зарплаты.

- Ничего страшного, с родителями живёшь, через пару месяцев повысим разряд – будешь получать наравне со всеми. Тогда и бригада быстрее на твоей свадьбе погуляет?

- Кому я, что плохое сделал?

- Ничего, ничего, покуражься. Встретишь – глянешь в глаза и пропадёшь, как все мы, - Сан Саныч добродушно похлопал Сергея по плечу.

- Придёт его время, и он поймёт, что «женатому человеку плохо дома, холостому – везде» (А. И. Райкин – авт.), - добавил Михаил.

Накинув куртку на плечи, Сергей быстро спросил:

- Дядь Миш, ты сколько раз женат был?

- Мужики, я каждый день ложусь с мыслью, что же мне приснится сегодняшней ночью? «Дом, который построил Джек», или опять мои воздушные замки, которые я строю уже 30 лет? Я не помню хороших снов тех времён, когда я отдавал свой долг Родине. Как-то странно, только стукнуло 18, кому и как мог я, несмышлёныш, задолжать? Может быть, потому и задолжал, что – несмышлёныш? С долгом расплатился – сразу на работу и опять долг: 11% ежемесячно минус из зарплаты за то, что детей нет. А откуда им взяться – в СА ведь одни прапорщики. Посчитал этот долг несправедливым бременем, поэтому и решил жениться, потом посчитал таким же бременем брак, увидев, что жена на вопрос: «Сколько будет 6х8, ответила быстро и правильно, но над следующим – 8х6 – задумалась». Вот после этого эксперимента я хорошо подумал, и пришёл к выводу, что есть красивые, и вследствие своей красоты – опасные, или те, кто хитрее и подлее, или все они здесь: два сапога – пара. Тайны не открою вам, если скажу, что женщины довольно успешно пользуются своим полом, как оружием. Большинство из них с наслаждением удушат всякий дар, которым обладает их мужской партнёр. Часто многие женщины притворяются беспомощными девочками, и мы – мужчины, к сожалению, попадаемся в эти силки.

Только будучи подкованным знаниями, и всегда прислушиваясь к чувствам и голосу сердца, можно найти тот свой последний сантиметр из многокилометровой дороги любви. Однажды философское рассуждение моей знакомой женщины-одиночки о жизни открыло мне истину: - Ты думал о моих словах любви к тебе? - Заметив, что я утвердительно кивнул головой, продолжила: - Слушай, ласкай свой слух, запоминай, но знай: все бабы – стервы, в том числе, и я. Одни готовы всю жизнь терпеть, и даже побои. Другие подобны искре, попавшей в бочку с порохом, и тогда – спасайся, кто может! А знаешь ли ты – на что способна сильно любящая стерва? Тебе и в голову не придёт, каких она может наломать дров, чтобы хоть на секунду почувствовать себя отомщённой. Для отчаявшихся женщин поднять руку на святая святых – раз плюнуть. Пусть всё сгорит и провалится в тартарары, ну и что, если всего мгновение. Но этот миг наш. Миг победы над вами.

И я, взяв её изречение на вооружение, шагаю по жизни, как по минному полю; с каждым шагом моя походка становится всё увереннее и твёрже. Скоро (говорят, после сорока время быстрее течёт) я подойду к той черте, о которой говорил Оноре де Бальзак, великий знаток дамской души: «Бойтесь мужчин пятидесятилетнего возраста, они обладают большим опытом, а некоторые – состоянием».

Вот, кажется, совершенно простое объявление: «42/175/75, коренной немец, без своего жилья, спокойный, покладистый, со слабой потенцией, познакомится с дамой сердца приятной полноты, для семьи и ласковых отношений, до 47 лет. Ищу тебя, моя любимая!».

Ну, как вам этот «фрукт»? В чем главная сущность этого идиотского предложения? В том, что он – немец. Может быть, извращенец? Зато – коренной. Словно в собачьей упряжке. Вот и ему – наплевать, что слабоват по главной части, ведь немец, а коренному, с низкой потенцией лишь бы в постель залезть, потом палкой не выгонишь – он же, как ни как – немец. А это всё-таки Европа. Однако бездомную Европу… несолидно гнать из-под одеяла нашим сердобольным женщинам.

«Ласковая «львица» хочет познакомиться с хорошим мужчиной. Не стерва, 45/162/70. Двое взрослых детей. Работаю, жильём обеспечена. Есть ещё один дом в черте города, в выходные дни живу там – баня, огород. Нужен мужчина в возрасте 45-50 лет, с золотыми руками, добрым сердцем, не пьющий, не альфонс, не жадный. Кто не боится больших требований, звоните…».

Буквально с первой её ноты, т. е. слова, становится понятно – в хозяйстве нужен раб. Бесспорно, здесь я согласен с подобной самооценкой – не стерва, оттого что работы в её угодьях – непочатый край.

- Да, разводят нашего брата, - хмыкнул Виктор. - Я слышал, что за границей есть агентства, занимающиеся проверкой мужей. Они шпионят, а потом рассказывают жёнам о том, как мужчины лгут о личной жизни. В большинстве своём этими коварными делами занимаются женщины. Вот таким-то точно не нужны огороды.

- Какой кошмар?! - удивлённо воскликнул Михаил. - И, очевидно, они все считают, что совершают ежедневный подвиг. Вообще-то это подло выглядит со стороны.

Многим женщинам не хватает элементарного понятия, что её половинке, необходимо гордиться собой, как мужу, воину. Жёны же держат в руках своё счастье, но не умеют им пользоваться, т. е. направить в нужное русло. А ведь для этого требуется самая безобидная шалость – однажды выразить искреннее восхищение своему любимому (если он, конечно, таковым является). Но преподнести это чувство нужно осторожно, красиво, чтобы, не дай Бог, в его душу не заронить подозрение. Это будет хорошая добрая ложь во имя становления крепкой семьи. В данном случае мораль может спать спокойно. Ложь во благо семьи – верх любви. Не стоит путать эту попытку с ложью во имя любви, ассоциируемой с разрушающим всё на своём пути злом. И чем ярче получится у жены проявить своё восхищение «вдруг открывшимися способностями» мужа, тем в большей степени она ощутит крепость супружеских уз. Это ведь несложно, если есть желание сохранить любовь и брак. И описанный мною способ гораздо действеннее банального давления и требования заоблачных достижений.

Н-да. А наши женщины ждут, пока принц не явится, и не падёт к их ногам. Вот, часто мне встречается одно объявление:

«Женщина, сорок два года, готова создать семью, родить».

Видно, что она уже на пределе своих возможностей, и готова использовать последний шанс в своей жизни. Через 2-3 года она окончательно лишится его.

Егорыч саркастически заметил:

- Ну и что в этом крике души такого, что ты не поливаешь его грязью? Совесть заела?

- Сейчас отвечу, - взял из кармана алюминиевую фляжку с газировкой. Открыл, быстро сделал несколько небольших глотков, последним прополоскал во рту и отправил вовнутрь. Потому как существует нехитрое правило – в шахте нельзя даже капле питьевой воды пропасть. - Нет, не совесть. Дело в том, что я эту заявку встречаю более двух лет. Ей как было в позапрошлом году 42, так она и осталась в одном возрасте; замерла вечной девой, будто бы куколка шелкопряда в зимней спячке.

Егорыч сплюнул себе под ногу, и по интонации почудилось, словно он начал медленно наливаться новым чувством – злобой за оскорбление чужого ему человека.

- Ничего в тебе святого нет.

- Я-то причём? Я только констатирую факты. Могу принести из дома старую газету, подтверждающую мои слова. Мне просто интересно стало, и я слежу со стороны за этой попыткой чужой женщины найти для себя уютную тихую гавань. И ведь какие эгоистки? Все хотят настоящего мужчину. А где их, настоящих, на всех набраться?

Сан Саныч хихикнул:

- Настоящие все в нардепах.

Утвердительно подал голос Виктор:

- Особенно наш, дважды геройский директор.

- Совершенно верно, - Михаил обвёл своих коллег неторопливым взглядом. - Женщины всё чаще и громче взывают: «Дайте нам сильных мужчин!». А где их взять?! Я не имею в виду нас, шахтёров, и людей прочих мужественных профессий. Мир продолжает переворачиваться с ног на голову. Откуда им быть, если наши школы выпускают женоподобных мальчиков и мужеподобных девочек? Сегодня все претендентки, желающие выйти замуж – стройные, привлекательные, добрые, обиженные судьбой и не прощают предательства, т. е. измены. А что они сделали в своих бывших семьях, чтобы их мужья не смотрели на сторону? Почему, кроме супружеского долга, они не смогли дать дружбу своим партнёрам? Почему никто не пишет о своей коже, которая с каждым годом всё больше и больше сморщивается, и становится подобием изношенной потрескавшейся шагреневой кожи?

Бесспорно, каждый человек имеет право строить своё семейное счастье, но никто не написал о своей морщинистой, обвисшей груди, о послеродовых растяжках, прячущихся по 40-50 лет под огромными купальниками. Сейчас я описал примерное физическое состояние хозяйки вот этого объявления: «76 лет. Разбуди меня поцелуем, и я подарю тебе крупицы нерастраченной любви».

- Представляете: какой у неё живой ум, и что она могла, с таким богатым воображением, творить в молодости? - Виктор, заметно повеселевший, прервал Михаила.

- А вдруг – девица? - робко заметил Сергей.

- Здесь отчасти прав Виктор, - при этих словах, Михаил подмигнул ему. - Но, с другой стороны, необходимо обратить внимание – не на то, сколько стоит нерастраченной страсти, за простым и скромным предложением, а именно, какой (не по возрасту) интеллект спит за этими словами. Представь, Егорыч, ты просыпаешься с «бодуна», а рядом такая умная сказка лежит… В момент закодируешься. И поймите меня правильно, я не против чужого счастья…

Сан Саныч тихо, с ноткой интереса в голосе, спросил Михаила:

- Ты её приревновал к Егорычу?

Все пятеро шахтеров взорвались громким неудержимым смехом. Хохотали до такой степени безудержно, что показалось – бригадир смахнул слезу.

Михаил, успокоившись, открыл журнал на последней странице, со словами:

- Ну, хорошо, тогда я вам прочту весёленькое объявленьице, только сначала, Егорыч, дай водички глоточек.

- А своя как? Не вкусная?

- Да, кончилась. Всё в жизни, когда-то заканчивается.

Егорыч кивнул – возьми. Оторвавшись от фляги, Михаил вернул её со словами благодарности:

- Дай Бог тебе здоровья, Егорыч!

«Мужчина (35/165/63) ищет свою половинку – мужчину для совместного проживания у него. Может, ты ходишь по улицам в поисках меня, а я ищу тебя и не могу разглядеть среди толпы? Окружу материнской лаской, отцовским вниманием, братской заботой и нежной любовью одинокого человека. Пусть ты будешь физически здоров, или парнишка-инвалид, прикованный к постели, но только мой, единственный, честный и преданный, домашний, серьёзный, чистый и душой, и телом, всегда ждал и нуждался во мне. Людям…».

- Так! Всё! С меня хватит! - Егорыч одной рукой схватил куртку и самоспасатель и, на ходу одеваясь, резво устремился на ствол.

- Егорыч, обожди! Вот ещё одно хорошее объявление…

01.09.2008

Категория: Тихон Скорбящий | Добавил: tihon-skorbiaschy (22.05.2017)
Просмотров: 75 | Теги: Чернобыль, Шахтёр, Райкин, женщина, семейный перекрёсток, аэс, Киев | Рейтинг: 5.0/1

Всего комментариев: 0
avatar
Форма входа


Рекомендуем прочесть!

Прочтите в первую
очередь!
(Админ рекомендует!)


Вячеслав Анчугин

Виталий Кодолов

Павел Прибылов

Александр Колосов

Елена Игнатова

Нара Фоминская

Сергей Симонов

Юрий Тарасенко

Илья Криштул

Марина Калмыкова




Объявления

Уважаемые авторы и читатели!
Ваши вопросы и пожелания
вы можете отправить редакции сайта
через Обратную связь
(форма № 1).
Чтобы открыть свою страницу
на нашем сайте, свяжитесь с нами
через Обратную связь
(форма № 2).
Если вы хотите купить нашу книгу,
свяжитесь с нами также
через Обратную связь
(форма № 3).



Случайный стих
Прочтите прямо сейчас

20 самых читаемых



Наши издания



Наш опрос
Опрос от журнала "Арт-Рестлинг": какое из нижеприведённых высказываний вам ближе?
Всего ответов: 33

Наша кнопка
Мы будем вам признательны, если вы разместите нашу кнопку у себя на сайте. Если вы хотите обменяться с нами баннерами, пишите в гостевую книгу.

Описание сайта



Мини-чат
Почта @litclub-phoenix.ru
Логин:
Пароль:

(что это)


Статистика

Яндекс.Метрика
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Сегодня на сайт заходили:
Strannik
...а также незарегистрированные пользователи

Copyright ФЕНИКС © 2007 - 2017
Хостинг от uCoz