Вторник, 22.09.2020, 13:53
Приветствую Вас Гость | RSS

  ФЕНИКС литературный клуб


Категории раздела
alaks
amorenibis
Элла Аляутдинова
Арон 30 Sеребренников
Вячеслав Анчугин
Юлия Белкина
Сергей Беляев
Борис Борзенков
Марина Брыкалова
Ольга Вихорева
Геннадий Гаврилов
Сергей Гамаюнов (Черкесский)
Алексей Гордеев
Николай Данильченко
Артем Джай
Сергей Дорохин
Маргарита Ерёменко
Яков Есепкин
Андрей Ефимов
Елена Журова
Ирина Зайкова
Татьяна Игнашова
Борис Иоселевич
Елена Казеева
Марина Калмыкова-Кулушева
Татьяна Калмыкова
Виктор Камеристый
Ирина Капорова
Фёдор Квашнин
Надежда Кизеева
Юрий Киркилевич
Екатерина Климакова
Олег Кодочигов
Александр Колосов
Константин Комаров
Евгений Кравкль
Илья Криштул
Сергей Лариков
Джон Маверик
Антон Макуни
Александра Малыгина
Зинаида Маркина
Ян Мещерягин
Нарбут
Алена Новак
Николай Павленко
Анатолий Павловский
Палиндромыч
Павел Панов
Иван Петренко
Алексей Петровский
Татьяна Пильтяева
Николай Покидышев
Владимир Потоцкий
Елена Птицына
Виталий Пуханов
Евгений Рыбаков
Иван Рябов
Денис Саразинский
Роман Сафин
Иван Селёдкин
Сергей58
Тихон Скорбящий
Елена Соборнова
Валентина Солдатова
Елена Сыч
Геннадий Топорков
Константин Уваров
Владимир Усачёв
Алексей Федотов
Нара Фоминская
Наталья Цыганова
Луиза Цхакая
Петр Черников
Сергей Черномордик
Виктор Шамонин (Версенев)
Ирина Шляпникова
Эдуард Шумахер
Поиск
Случайное фото
Блоги







Полезные ссылки





Праздники сегодня и завтра

Права
Все права на опубликованные произведения принадлежат их авторам. Нарушение авторских прав преследуется по Закону. Всю полноту ответственности за опубликованную на сайте информацию несут авторы.

Стихи и проза

Главная » Стихи и проза » Авторские страницы (вне сообществ) » Тихон Скорбящий
Тихон Скорбящий

Носители кода, или День Х

Лучше быть хорошим человеком, 

                                                                          ругающимся матом, чем

                                                                                 тихой, воспитанной тварью.

                                                               Фаина Раневская

Фото: Середина 1980-хх. Забойщики шахты им. Н. А. Изотова: N, А. Копылов, Ю. Марков.

 

Достаточно много зафиксировано случаев, когда в последний момент человек отказывается лететь на самолёте, или плыть на пароходе, хотя билет на руках, и остаётся в живых, потому как в день Х именно этот транспорт попадает в катастрофу. Обычно про таких везунчиков говорят, что они родились в рубашке. Пословица не напрасно молвится – это понятно. Но подобным выражением отдаётся лишь дань уважения народной мудрости. На самом деле никто не может объяснить истинную причину, из-за которой эти личности становятся носителями определённого кода, сохраняющего жизнь.

Как странно не звучало бы, но под землёй происходит точно также. Бывает, шахтёр проспал, или банально опоздал на транспорт – сохранил свою жизнь. В живых остался, а об этом удивительном факте будет народ судачить, храня память, как о чуде. Известна печальная давняя история, когда горнорабочего отпустила бригада; но лава легла, все погибли, кроме этого единственного везунчика. Его потом в КГБ затаскали, хоть бери – вешайся, потому что в живых остался.На своём веку шахта «Северная» немало повидала случаев, не вписывающихся ни в одни стандартные рамки…

1988 г. (примерно). Из Горловки «вербованных» возили автобусом на нашу кормилицу (было такое время, когда любой шахте нужны были рабочие руки). Александр, забойщик с участка «Толстый», не уложился в график, и опоздал на остановку. Учитывая дальность и сложность дороги, на подобные проступки горловчан шахтное руководство закрывало глаза. Ну, шли навстречу людям! Днём раньше, днём позже – всё равно отработает вынужденный прогул; ведь никому не позволено раскидываться нормальными кадрами.

 

Как бы ни так! Для Александра не может быть прогула – ведь тогда день пропадёт! Он ловит такси, приезжает на шахту, а смена, получив наряд, уже покурила и переодевается в бане; уговаривает начальника переделать наряд (встать на свою очередь), опускается, в темпе приходит на участок, и выгоняет молодого забойщика из своего уступа. Потом случился выброс и горловчанин погиб. И кто его знает, быть может, не успев приехать на наряд, или не найдя начальника, Александр сам остался живой, и вообще не произошёл бы выброс? С другой стороны, если Её Величество уже на заметку взяло определённую личность, то не откажет себе в удовольствии: открыть незримую охоту на свою очередную жертву.

Почему человек, вопреки сложившимся обстоятельствам, устремился на встречу с собственной смертью? Или у каждого шахтёра наступает свой день Х, когда его жизнь находится в собственных руках?

В 1997 году проходился падающий разрез на уч. № 95, гор. 1160 м, по пласту «Каменка-восток». Мне довелось работать в паре с Владимиром Черемисиным. Работали в короткую четвёртую смену, с 04:00.

Хорошая пара подобралась, работящая (ничего в этой похвальбе нет зазорного, если так оно и было). За два часа с небольшим, успевали: откачать воду, выкопать свой метр и отдать забой под сотрясательное взрывание. Мы же не можем сидеть у коллектива на шее, из-за короткой смены, поэтому приходилось шевелиться.

 И так каждый день у нас… Остальным звеньям – полная смена и, безусловно, безопасный забой. Однажды, когда уже было пройдено более половины лавы (кажется, 67 м), на-гора выбило компрессор. Я тут же посмотрел на «Спутник шахтёра» – он в таких случаях отмечает, сколько его носителю осталось жить. На шкале сразу циферки начали непривычно быстро набирать сумасшедшие обороты.

 

Подобная ситуация даже не обсуждается, а жизнь зависит от скорости, с какой мы сможем ретироваться. Инструмент оставили на рабочем месте, а сами – ноги в руки…

Вова старше меня, он, несомненно, хоть и старается, но с моей точки зрения всё равно медленно передвигается. Чудовищно медленно! Я сзади ползу – нервничаю. Напарника подгоняю коротким словом: и в душу, и в Бога... Чего же там только мой товарищ не наслушался! И «пень старый», и «колода, того же возраста», и где только я взял разные незнакомые слова – потом сам удивлялся. Бурчу, что твоё счастье – я внизу зубок оставил, а то сейчас им слегка подогнал бы тебя в известное место, тогда ты точно пулей выскочил бы на штрек.

Напарник оправдывается: - Дышать нечем...

- Я это уже две недели слышу! И мы в одинаковом положении, - отвечаю, не переставая его чихвостить в мать-перемать. Жить-то в любом возрасте хочется!

До верха осталось 15-20 метров. Неимоверно жарко. Пот течёт ручьём. Воздуха не хватает. Респираторы сняты ещё в начале забега. Грудь вздымается, словно тебя подключили под компрессор, а сердце вот-вот готово вырваться – настолько сильно ощущается сердцебиение. Мокрые брюки тянут вниз. Ставишь ноги на стойки и слышно, как вода предательски хлюпает в сапогах. А в голове яркой картинкой засело название фильма «Гонки по вертикали». Более 20 лет прошло с того момента, а до сих пор не могу в толк взять, почему именно те «гонки»?

 

Финишные метры преодолевались из последних сил. На штрек не вылезли, а выползли, извиваясь чёрными мокрыми змеями. Встал на четвереньки – пытаюсь отдышаться, и сразу ноги приподнял, чтобы вода выливалась из сапог. Прибор положил перед собой – смотрю на показания – 2% газа метана, вдобавок включился звуковой сигнал. Выходит, тютелька в тютельку успел я с дедушкой Вовой покинуть рабочее место. Так 2% – это на подошве штрека, а на уровне головы, если встать в полный рост, а сколько сейчас показал бы в разрезе? Лишняя минута промедления, и мы остались бы в той жуткой яме дожидаться спасателей. Газок, он-то коварен.

- Вова, не вставай. Ползи к телефону, - предупредил напарника, хлопнув сзади. Предупреждать о наличии газа не нужно было – писк такой стоит, что, как говорится, мёртвого поднимет.

Благо, наш «штаб» находится недалеко от разреза. Там поджидает горнорабочий (наши глаза и руки на штреке), без которого, естественно, мы не смогли бы работать. В охапку схватили вещи и опрометью побежали из загазованной зоны.

На условно свежей струе переоделись в сухую (запасную) одежду, а потом, посмеиваясь, вспоминали, как я старшего товарища материл – нервная система начала успокаиваться...

Сложившаяся ситуация лишний раз послужила напоминанием: «Коля, ты стоишь у красной черты».

Именно так я оценил произошедшее ЧП. Как проще объяснить бы?

 

Считаю себя заговоренным. Било, ушибало, конечно, ломало косточки, но за счёт реакции, или Бог его знает чего, всё-таки выскальзывал из объятий Её Величества (пусть сегодня она простит меня за подобную дерзость). С другой стороны, наш род уже отдал в жертву одного человека. Может быть, поэтому я и выживал в сложнейших ситуациях? Но дело в том, что Володя тоже заговоренный! Что это означает? Из его рода вроде бы никто не погиб. Он долгое время работал с напарниками: то в резках, то в разрезах.

Иногда на Вову находила блажь, и он срочно отпрашивался с работы, беря выходной, или отгул. И ни разу не было, чтобы в этот день начальник не поддался на его уговоры, мотивируя отказ нехваткой забойщиков. Володя уходил, а на участке  происходила авария, и люди гибли в том месте, где он должен был работать. Ни он сам, и никто другой толком не может объяснить, почему так происходило. Не буду называть цифру погибших людей, но в своё время на моё любопытство он ответил честно… Не ведьмак, не колдун, но и не святой, а как у него так ловко получалось: ускользнуть от смерти – нет разумных пояснений. Тут как-то всё действительно странно получается.

И вот немного наш разрез «подзаблудился», то ли там начала кровля плохо вести себя, то ли ещё какая-то беда приключилась, в результате чего работа притормозилась. Но мы свой метр, как копали, так и продолжали копать. А каждый лишний метр разреза, пройденный сегодня, в будущем – это десятки сверхплановых тонн северянского уголька.

 

Директор вызвал нас двоих для беседы, после того, как в приватной беседе я предложил, что мы могли бы попробовать снизу на подъем пробиваться, навстречу разрезу. Ведь мы уже не метр будем отвоёвывать у лавы, а два, и разрезу дадим лишнюю смену отдохнуть. Виктор Николаевич (Мир праху твоему!) просил только об одном, чтобы мы были предельно осторожны, и никакого несчастного случая не произошло. Иначе всем придёт кирдык! И в первую очередь ему, а нам тогда уже будет всё равно. Но ведь два асса на трёх крепях – это не две медведицы в одной берлоге…

Указано нам направление. Подготовились мы, как положено: вентиляция, воздушная линия, лесок, магазина предостаточно. Чужие здесь не ходят, и это радует: никто не будет мешать. Работа спорится. Подняли несколько сажней. И вот наступил день Х – напарник не появился на наряде. В ожидании сидим в нарядной: мастер чешет затылок, насыпщик потирает руки в ожидании выходного дня – одному забойщику не положено идти в резки. А я сижу как на иголках. Мне только 43 года, и я уже четыре раза пенсию успел получить, которой, правда, хватало ровно на оплату квартиры.

 

Известно не на словах, чем чревато отсутствие Вовы в шахте. Мне без него ехать (в одиночку)… равносильно, что пытаться переплыть Ла-Манш – один конец. Мать его перемать! Не Вовы – Ла-Манша.

Что мне ещё остаётся делать, как не думать о счастливом роке Володи?

Мысли, мысли, окаянные… Между ними проскользнул банальный оттенок зависти: «Везёт же людям!». Но я не могу так думать, потому как знаю: завидовать нельзя – после зависти наступает неуверенность в себе, за ней – безнадёжность; следующая остановка – тупик, за которым виднеется край, ничем не наполненной жизни.

Странно шахтёрское время течёт у нас, на глубинах Донбасса – не так как в остальном мире. Быть может, иногда нарушается некое равновесие подземных стихий и подлунного мира, вследствие чего у крутовиков меняется восприятие времени, и в их адрес приходится произносить траурные слова?

За откровенный вздор – не знаешь, кого куда гнать, а если быть откровенным до конца, то следовало бы послать…

Никаких толковых картинок, или хотя бы успокаивающих, не появляется в… голове, кроме одной настойчивой: образы знакомых погибших шахтёров, и в первую очередь бывших напарников Володи; тем более от последней аварии прошло только три года.

Всего три года – и Вова опять вытянул счастливый билет? Или уже три года?

 

- И кто же из вас двоих больше заговоренный? - где-то внутри сознания зашевелился подлый червячок сомнения.

Тут взять бы, и остановиться, а не строить догадки: кого Шубин больше любит? Всегда надеялся, вернее, риску находил оправдательную форму в виде того факта, что наш род, как я ранее озвучивал, уже отдал свою дань подземелью – брата из завала доставали 17,5 дней. Именно тогда он поставил свой последний рекорд…

Времени ждать напарника не оставалось.

- Не боги горшки обжигают, - юлой завертелось на языке. - Причём тут горшки? - Здравая мысль быстро прогнала неожиданную глупость. Перед глазами промчались неприятные кадры из, казалось, спокойной размеренной шахтёрской жизни: тело брата, высохшее в завале, но с отросшей бородой. Неожиданно возникла обонятельная галлюцинация трупного запаха – навсегда запомнилось участие в извлечении погибшего забойщика Володи Абрамчука, хорошего весёлого мужика.

Я покосился глазами на присутствующих – о запахе лучше не спрашивать, иначе точно сегодня будет общий выходной, а завтра, глядя мне в спину, будут молча крутить пальцем у виска.

Знал, что, вопреки всем правилам, писаным и неписаным, поступаю не только неправильно, но и откровенно безрассудно, но… Иногда в характере просыпается это чудное «но», уводящее от спокойной жизни. Что греха таить, у самого сердечко нет-нет да снова ёкнет, мол, Вова – заговоренный, ему положено просыпать на работу, а сегодня твой черёд наступил – готовься. Но, чёрт побери! Не для этого рожали и растили последыша, чтоб он глупо умер в безвестном забое! Я тоже заговоренный!

 

Несмотря на упрямое сопротивление ребят в смене, всё-таки «загнал» их в шахту. Друзья по несчастию, движимые всё той же знакомой матерью, согнали мне лесок, а я поднял сажня, которого мы сегодня должны «отдать» Родине. Всё как обычно: без лишних слов и движений. Правда, пришлось работать с обострённым чувством осторожности. Шалить нельзя, спешить нельзя, одна ошибка – сразу в морг, а горному мастеру – срок, пусть условный, но на несколько лет появится пятнышко в биографии.

Любой треск, любой вздох пласта – бросаю работать и слушаю, и проветриваю, и проветриваю, да Шубину напоминаю, что всегда уважительно относился к его имени, и к остальным подземным жителям тоже; правда, Вову не вспоминаю, не до него...

Даже сегодня, спустя столько времени, мне кажется, что помню каждое своё движение в ту непростую напряжённую смену.

На следующий день (фактически: середина ночи) прихожу на шахту, а Володя уже сидит в нарядной.

- Что случилось? Я весь извёлся в тревогах о старшем товарище.

- Да, вот, понимаешь… - на меня бросил короткий виноватый взгляд.

- Эх, Вова-Вова. Ну, ты же знаешь, что без тебя нельзя напарнику ездить в шахту?

- Да. Ну, обошлось же? - горько улыбнувшись, Володя успокоил меня.

- Ну, спасибо. Утешил, - вздохнул я, и прищурился, давая ему понять, что он заочно осуждён.

 

Начали мы рубать уголёк. Послушал работу молотка в его руках – сегодня строптивая Каменка никак не хочет Вове подчиняться. Через пять минут я мягко попросил напарника, чтобы он отправился вниз, под разрез, и не мешал работать тому, кто не привык бить баклуши, и через день не ходит на работу. На его настойчивую просьбу, что он закрепит за мной, я вынужден согласиться: - Как раз за это время, отдохнув, наберёшься сил.

Володя посмотрел на меня, как на Ангела-спасителя, и освободил рабочее место… Пришло его время работать. Посмотрел я на первую стойку забитую (установленную) им, и ещё мягче молвил доброе слово: «Вова, иди… на штрек! Не позорь, ни себя, ни меня. Сам всё сделаю». Напарник, на радостях чуть было не полез целоваться. А сколько потом за пять минут он наговорил слов благодарности – за четверть века я столько (в совокупности) от местного комитета профсоюза не слышал в свой адрес.

Правда, в одном каюсь. Так и не сказал Володе, что благодаря его «прогулу», я настолько сильно уверовал в свою силу и заговоренность, что он даже себе представить не может, как мне помог окрепнуть духом. И я не просто прошёл очередное испытание, а удостоверился, что моё время исхода из нашего мира ещё не пришло, а Её Величество действительно придерживается своего данного ранее обещания – продержать меня на этом свете 148 лет. Если бы ещё знать, для какой цели, и не в наказание ли?..

26.03.2018

 

Категория: Тихон Скорбящий | Добавил: tihon-skorbiaschy (31.08.2020)
Просмотров: 30 | Теги: толстый, Ангел, жизнь, уголь, КГБ, шахта, северная, Бог, метан, Шахтёр, Горловка, прах, святой, колдун, газ, Ла-Манш | Рейтинг: 0.0/0

Всего комментариев: 0
avatar
Форма входа


Рекомендуем прочесть!

Прочтите в первую
очередь!
(Админ рекомендует!)


Николай Ганебных

Алексей Еранцев

Владимир Андреев

Павел Панов

Елена Игнатова

Дмитрий Кочетков

Надежда Смирнова

Евгения Кузеванова

Тихон Скорбящий

Наталия Никитина





Объявления

Уважаемые авторы и читатели!
Ваши вопросы и пожелания
вы можете отправить редакции сайта
через Обратную связь
(форма № 1).
Чтобы открыть свою страницу
на нашем сайте, свяжитесь с нами
через Обратную связь
(форма № 2).
Если вы хотите купить нашу книгу,
свяжитесь с нами также
через Обратную связь
(форма № 3).



Случайный стих
Прочтите прямо сейчас

20 самых рейтинговых



Наши издания



Наш опрос
В каком возрасте Вы начали писать стихи?
Всего ответов: 112

Наша кнопка
Мы будем вам признательны, если вы разместите нашу кнопку у себя на сайте. Если вы хотите обменяться с нами баннерами, пишите в гостевую книгу.

Описание сайта



Мини-чат
Почта @litclub-phoenix.ru
Логин:
Пароль:

(что это)


Статистика

Яндекс.Метрика
Онлайн всего: 2
Гостей: 1
Пользователей: 1
Strannik
Сегодня на сайт заходили:
NeXaker, unona, кумохоб, Strannik
...а также незарегистрированные пользователи

Copyright ФЕНИКС © 2007 - 2020
Хостинг от uCoz